Турецкая община Аджарии — рычаг влияния на Грузию

Архив 201324/12/2013

Турецкая община Аджарии, которая в период правления президента Грузии Михаила Саакашвили постоянно росла параллельно наращиванию бизнес-присутствия Турции в регионе, превращается в политический и экономический фактор. Это может превратиться в еще один турецкий рычаг влияния на Грузию. Об этом в беседе с ИА REGNUM заявил политолог, эксперт Института Евразии (Грузия) Георгий Векуа.

Степень экономической зависимости Грузии от Турции не сложно оценить даже при беглом рассмотрении инвестиционного портфеля грузинской экономики. Турция и Азербайджан входят в пятерку крупных инвесторов по прямым вложениям. Турецкие инвестиции только в энергетический сектор (точнее, в сферу гидроэнергетики) грузинской экономики превышают $1 млрд. Инвестиции же Азербайджана в целом перевалили за 3 миллиарда долларов. Помимо этого, здесь присутствует фактор геополитики — Грузия декларировала курс на вступление в НАТО (членом которого является Турция) и интеграцию с Европейским союзом.  В экономическом плане Аджария и почти вся Южная Грузия находятся в достаточно сильной зависимости от турецкого бизнеса. Внушительная часть строительства в Батуми торгового и туристического секторов — гостиницы, магазины и пансионаты — принадлежат гражданам Турции. Батумский аэропорт, помимо того, что перешел в руки турецкого бизнеса, также уже включен в список внутренних аэропортов Турции. Специфика турецкого бизнеса в том, что он продвигается с демографическим подкреплением. “Я очень толерантный человек и по долгу службы занимаюсь межнациональными отношениями в Грузии, но то, что сейчас происходит, начинает доставать и меня. Даже в центре Тбилиси численность турецких магазинов, кафе и ресторанов, где работают граждане Турции, растет в геометрической прогрессии. Со стороны Квемо-Картли (преимущественно населенный азербайджанцами регион Грузии) наращивает бизнес-присутствие Азербайджан, а со стороны Аджарии — Турция. Вызывает опасение то, что это не только и не столько бизнес-проекты, сколько политика, которая еще не ясно, во что может вылиться. Эти проекты продвигаются с весомым демографическим подкреплением по линии строящегося железнодорожного полотна Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку. После августовской войны 2008 года Грузия вышла из колеи баланса. Граница с Россией закрыта, а Армения не является в регионе мощной экономической единицей, чтобы своими проектами балансировать турецко-азербайджанское бизнес-присутствие. В будущем, если ничего не изменится, турецко-азербайджанское кольцо может сомкнуться и образовать демографический пояс, связывающий Азербайджан и Турцию по территории Грузии. Неизвестно, как в будущем будет использован этот фактор”, — заявил в беседе с изданием высокопоставленный грузинский чиновник на условиях анонимности. Как он добавил, стремление нового грузинского руководства наладить экономические связи с Россией в большей степени продиктовано осознанием именно вышеуказанных реалий.  Тем временем местное население страдает от безработицы и часто направляется на заработки в ту же Турцию. Складывается примерно следующая картина — с одной стороны происходит отток грузинского населения, а с другой — приток турецких граждан (вместе с бизнесом), многие из которых достаточно быстро получают грузинское гражданство и натурализуются.”Наращиванию турецкого демографического присутствия в Аджарии содействовал лично Михаил Саакашвили в период своего президентства. По официальным данным, он вручил грузинское гражданство около 7 тысячам якобы этническим грузинам, до этого проживающим на территории Турции. Таким образом, конкретно в Аджарии граждане Турции составляют немалое количество и уже превращаются в фактор как в политике, так и экономике. Все идет к тому, что это может превратиться в рычаг влияния на Грузию. Общая картина проясняется, если учесть и тот факт, что ожидается переселение в район Самцхе-Джавахети нескольких тысяч турок-месхетинцев”, — отметил Векуа.  Эксперт Центра стратегических исследований Георгий Гвимрадзе считает, что мусульманская община Грузии мало интегрирована и не является политическим фактором. “В целом ислам в Грузии исповедуют около 15% населения страны. Они не являются политическим фактором. Община раздроблена изнутри. Существуют разные группы и религиозные направления внутри исламской общины. Основная проблема в том, что община малообразована, слабо владеет грузинским языком и не интегрирована в грузинское общество. Все это приводит к тому, что они отчуждаются от Грузии. В итоге, в местах их компактного проживания власти из-за апатии местного населения могут пойти на фальсификации выборов”, — допускает он. По словам Гвимрадзе, интеграции мусульманской общины в грузинское общество препятствует также факт отсутствия в стране Высшего религиозного (исламского) учебного заведения. “В том числе отсутствие указанного образовательного учреждения является причиной тому, что многие представители мусульманской общины получают высшее религиозное образование в Турции. Многие из них потом возвращаются и осуществляют деятельность в Грузии”, — подчеркнул Гвимрадзе, добавив, что многие действующие в Грузии исламские организации финансируются извне.