Цена выбора грузинских армян

Архив 201622/09/2016

“Нужно учитывать еще и тот фактор, что последние 30 лет армяне практически не присутствуют в грузинской политике”

Грузия готовится к парламентским выборам. Почти 170 000 армян проживают в Грузии, в основном в Самцхе-Джавахети, Аджарии, Квемо-Картли и Тбилиси. Кто бьется за их голоса и как разделятся предпочтения грузинских армян на этих выборах? Об этом корр. Эхо Кавказа (проект Радио Свобода) побеседовал (18.09.16) с научным сотрудником Центра региональных исследований Академии госуправления Армении, экспертом по вопросам Грузии Джонни Меликяном.

Грузинские армяне на фоне остального населения традиционно пассивны. Помнится, на выборах 2012 года они впервые изъявили такое желание – голосовать, и голосовать не за действующую власть. Каковы расклады сейчас, как могут разделиться голоса армянской общины Грузии на этих выборах?

— Нужно отметить, что с выборов 2012 года наметился определенный тренд: т.е. прежде армяне действительно были не очень активными и даже те, кто шел на выборы, голосовали за действующую власть, и так было на протяжении всей новейшей истории Грузии. В 2012 году тенденция меняется, многие голосовали именно по партийным спискам в пользу оппозиционной силы, но итоги показали, что даже при этом раскладе победили мажоритарные депутаты, которые были выдвинуты партией Михаила Саакашвили «Единое национальное движение».

Однако те же два депутата, которые на сегодняшний день в парламенте представляют в основном армянонаселенные Ниноцминда и Ахалкалаки, все эти четыре года конструктивно сотрудничали с действующими властями, хотя были избраны при поддержке предыдущих властей. Один из них – Энзел Мкоян – ныне является кандидатом в мажоритарные депутаты уже объединенного округа. Отмечу, что в конце прошлого года произошло укрупнение избирательных областей. В Тбилиси центральные власти решили объединить Ниноцминда и Ахалкалаки, где в основном проживают армяне, что вызвало недовольство местного населения, усмотревшего в этом шаге определенную подоплеку.

Отмечу, что на сегодняшний день 150 депутатов парламента Грузии, т.е. 77 избираются по пропорциональным партийным спискам и 73 — по мажоритарным округам.

…Очень интересная ситуация складывается в армянонаселенном Ахалкалакском объединенном округе — от всех партий выдвинуты только армяне. Восемь кандидатов, из них шесть — от основных политических партий, которые активно работают в регионе, и два независимых кандидата. При этом с прошлых выборов традиционно есть две основные силы, которые являются лидерами: в первую очередь — это правящая «Грузинская мечта», которая выдвинула нынешнего мажоритария от Ниноцминда Энзела Мкояна, и оппозиционное «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили.

Что касается других округов, то на этих выборах различные партии также включают в свои ряды этнических армян, что, возможно, в какой-то мере активизирует армянскую общину.

— Насколько успешно, на ваш взгляд, представителям армянской национальности вo власти удается лоббировать свои интересы? Грузия же до сих пор не признала геноцид армян, я помню, что весной этого года Самвел Петросян этот вопрос поднимал в парламенте и в итоге… поссорил депутатов.

— Нужно отметить, что прежде законы Грузии запрещали независимым кандидатам принимать участие в выборах. Это привело к тому, что люди, которые имели армянские фамилии, но были представлены определенными политическими партиями, даже после избрания исходили из интересов данных политических сил, что в каком-то смысле уже закрывало вопрос лоббирования национальных интересов. Приведу пример: каждый год Самвел Петросян традиционно поднимал вопрос геноцида армян, зачитывал заявления в парламенте Грузии, после чего была реакция со стороны азербайджанских депутатов — и вопрос закрывали. Парламентарий Руслан Погосян, который состоит в «Грузинской мечте», Армянский вопрос не затрагивает, так как он представляет правящую партию, и у партии есть свои взгляды на взаимоотношения с соседними странами. Так как Самвел Петросян – мажоритарий, который, в принципе, прервал свои связи с «Национальным движением» и более или менее независим, то он все эти годы поднимал этот вопрос.

Что касается участия армян на этих выборах… Прогнозируется, например, кандидатура Энзела Мкояна – он представляет Ниноцминда, а район Ниноцминда меньше, чем Ахалкалаки. Напомню, что когда премьер-министр Грузии представлял программу своей партии «Грузинская мечта» и заявил о кандидатуре Энзела Мкояна более месяца назад в Ахалкалаки, это было воспринято местным населением как бы проблематично. Там была словесная перепалка между сторонниками Энзела Мкояна, т.е. правящей партии, и сторонниками Самвела Петросяна, который на этих выборах не будет участвовать, но безуспешно лоббировал включение своего сына в предвыборные списки правящей партии. Так что можно прогнозировать некий водораздел между сторонниками этих двух политиков и, скорее всего, сторонники Самвела Петросяна или те, кто выступает против того, чтобы общим мажоритарным кандидатом этого объединенного округа был житель Ниноцминда, могут просто проголосовать за оппозицию. Неважно какую – будь то партия Пааты Бурчуладзе, будь то Республиканская партия или «Единое национальное движение». Я перечислил партии, которые хоть как-то проявляют активность в армянонаселенном регионе.

— Партия Ираклия Аласания, напомню, ввела в свои ряды активного члена армянской общины Микаэла Авакяна. Поможет ли это ей набрать дополнительные очки?

— Ну, что касается Авакяна, – он тбилисский армянин, его знают больше в Тбилиси, хотя и в регионе тоже, но я не думаю, что включение Авакяна в партийный список поможет как-то Джавахетии. В Тбилиси, я думаю,  есть люди, которые, исходя из своей дружбы с Микаэлом Авакяном, будут голосовать за «Свободных демократов». Но тут уже больше личностный фактор, однако не думаю, что этот фактор будет определяющим, потому что Микаэл Авакян, насколько помнится, 15-й номер в списке…

В целом ситуация следующая: если будет высокая явка, в парламент Грузии могут пройти до 4-5 партий, если явка будет низкой, то, скорее всего, до трех партий, т.е. это «Грузинская мечта», партия Саакашвили и, скорее всего, объединенный предвыборный блок Пааты Бурчуладзе, куда вошли «Гирчи» и несколько других политических сил, т.е. в основном люди, которые раньше были с Михаилом Саакашвили, были в его команде и со временем вышли из нее, создав свои какие-то политические движения или партии.

— Что касается соцопросов, складывается очень интересная ситуация. Соцопросы, проведенные Республиканским институтом (IRI), Национальным демократическим институтом (NDI) США – специфические. Республиканцы, например, продвигают Аласания, демократы показывают, что практически двухпроцентная разница между правящей партией и партией Саакашвили. Последний соцопрос был проведен по заказу телеканала «Имеди»: может быть, выборка была не очень определяющей, но там, например, разница была в 16%, т.е. больше 30% – за правящую партию и порядка 16-ти – за партию Саакашвили. На сегодняшний день все эти соцопросы объединяет то, что порядка 30-40% населения либо не определились, не знают, за кого будут голосовать, либо отказываются от ответа. В 2012 году ситуация была и вовсе непредсказуемой, что в принципе сработало, и победила оппозиционная коалиция «Грузинская мечта».

… С армянами ситуация такая же, как и по всей стране. Хотя тут есть и своя специфика. Тбилисские армяне более политизированы, они могут отдать свои голоса и партиям, в списках которых нет  армян, т.е. исходя сугубо из политических программ. В Джавахети, конечно, все партии представили армян, но тут уже другой фактор – а именно: какой из кандидатов  более известен в области, от кого что ожидают и т.д. Там уже не фактор партии влияет, а фактор конкретных политических деятелей. Кстати, в двух тбилисских избирательных округах также представлены армяне – это Авлабар и Исани, где компактно еще исторически проживала армянская община города. Есть некоторые новые партии, у которых практически нулевой рейтинг, но они тоже как-то решили выделиться и, в отличие от правящей партии, выдвинули в этих округах этнических армян. Но не думаю, что по части Тбилиси это сработает, потому что, повторюсь, тбилисские армяне более политизированы, они включены в социум, считают себя частью грузинского общества…

Сама армянская община Грузии – очень пассивная, в отличие от классических национальных общин в Европе, в Северной и Южной Америке. Она практически не имеет каких-то финансовых рычагов – да, есть какие-то местные бизнесмены, но это не тот уровень, чтобы решать вопросы. …Нужно учитывать еще и тот фактор, что последние 30 лет армяне практически не присутствуют в грузинской политике, и это тоже в какой-то степени приводит к тому, что община деполитизируется. Люди думают сугубо о дне насущном, каких-то высоких притязаний нет…

Катерина Прокофьева

(С сокращениями)