Тридцать лет спустя

Архив 201423/09/2014

Бабье лето, оно и во Франкфурте бабье, вследствие чего транзитное томление перед куда более утомительной восьмичасовой отсидкой в самолете выглядело обидной несправедливостью: хотелось побродить-понежиться под теплым сентябрьским солнцем, а не тупо ждать своего часа в железобетонном муравейнике из стали и стекла. Но и в Мичигане, по поступающим сведениям, сентябрь тоже баловал теплом, из чего получалось: бабье лето, оно и в Америке бабье, а то, что люди недополучили во Франкфурте, можно будет наверстать в Детройте. Таким образом, радужное настроение транзитников ничто омрачить не могло, а уверенность в том, что “Airbus 380” по востоку Украины не полетит, оптимизма только прибавляло. Правда, дальше с оптимизмом случился безусловный кирдык, подтолкнувший к сравнительной ретроспекции.

 

Если, как это ни банально звучит, театр начинается с вешалки, то аэропорт — с паспортно-таможенного контроля, и если вам скажут, что от каждой встречи с пограничниками на душе становится спокойно и легко, не верьте болтунам. Даже если вы чисты, как тот непорочный голубь, которому великий испанец вложил в рот оливковую ветвь. Ерунда!.. Пограничник, он и в Америке пограничник — сумрачный, недоступный, молчаливый, как наш былинный Карацупа со своим верным псом Индусом. На рубежах страны все иначе, все по-другому, тут как отмечал мудрый вождь Иосиф Сталин: “Здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы”. Что тем не менее не должно заставлять вас подходить к представителю американской погранслужбы с трясущимися руками и поджатыми ушами. Пусть даже сегодня холодная война Россия — США в полном разгаре, а автор, как назло, летит прямиком из Москвы.

Томясь в нехилой очереди, редкий пассажир не обратил бы внимания на слишком уж въедливую проверку документов и чрезмерно докучливый досмотр багажа. Понятно, Америка — самый лакомый кусок для террористов всех мастей и оттенков с головорезами Исламского Государства во главе, и здесь, оберегая мир и покой своей страны, всегда лучше перегнуть, чем недобрать, что и растянуло процедуру паспортного контроля до полного физического изнеможения. А пока то да се, автор вспоминал далекий 1983 год, когда советский истребитель сбил южнокорейский “Боинг” с пассажирами на борту.

И вот в такое же бабье лето сентября делегация советских журналистов рейсом “Аэрофлота” вылетела в столицу ихней родины — Вашингтон, вслед за чем американцы объявили о решении закрыть свое небо для СССР. Первые проявления решимости США следовать курсу на обострение можно было видеть уже на подлете к берегам Нового Света: заправиться горючим на обратный путь нашему “Илу” пришлось в канадском Гандере. Но самое интересное случилось в Вашингтоне в аэропорту Даллеса: сгружать багаж американцы тоже отказались, и такелажными работами пришлось заняться сотрудникам советского посольства в костюмах и при галстуках, еще раз доказав себе и миру, что равенство и братство для страны Советов — не просто слова.

Но стоило только, оставив аэропорт за спиной, въехать в Вашингтон, как все начало меняться. Так называемые “простые американцы” не корчили за нашей спиной рожиц, не вставляли палки в колеса, не держали за пазухой камней, но вели себя корректно, а временами и вовсе дружелюбно. Как, впрочем, и не “простые” тоже, пригласившие нас в Белый дом, встречавшие в редакции “Вашингтон пост” и других совсем нехилых по части статуса учреждениях. О чем это говорило? Говорило это вот о чем: то, что рисует пропаганда и воображение, и то, как оно есть на самом деле, не всегда одно и то же.

Вот и сейчас. Стоило миновать предупредительно-заградительные кордоны воздушных ворот Мичигана и оказаться за ними, как переживания по мотивам “Если завтра война, если завтра в поход…” прошли, испарились как с белых яблонь дым. В Тройе, этом хорошо знакомом автору пригороде Детройта, все было как всегда: люди погружены в обычную повседневность, а что по части политической, то и тут то же самое: одинаково достается и России за украинские дела, и Обаме — за никудышное президентство. Но это, если читать, а если не читать, то вот главные вопросы дня: чем новая вакцина от гриппа лучше прежней, какую из приправ можно считать наиболее низкокалорийной, почем нынешней осенью яйца с курицей в экологически чистом исполнении и какую зиму следует ожидать под не очень уже далекое Рождество?

 

Словом, все как у людей, и потому популярный лозунг прошлого “Товарищ, не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять классового врага!” уже не актуален. Обниматься здесь любят, а вот много пить — все равно плохо! Ну а если же вас ожидает встреча c пограничным контролем, то пить не надо и вовсе.

 

Франкфурт-на-Майне — Детройт