Три года президентства Сержа Саргсяна: все только начинается

Архив 201109/04/2011

Прошло ровно три года со дня вступления в должность президента РА Сержа Саргсяна. И хотя время подводить окончательные итоги еще не пришло, общество все чаще задается вопросом о том, насколько мы приблизились к планке, обозначенной в предвыборной программе президента и чем запомнились три года его руководства страной? “СЛОМАТЬ СТЕНУ НЕПОНИМАНИЯ”

Не прибегая к экспертным и статистическим оценкам, на данный момент можно констатировать одно — президент за прошедшие три года не отступил от поставленных целей, не пытался их скорректировать даже в условиях мирового кризиса и страна под его руководством, хоть и медленно, но движется вперед. Конечно, хотелось бы побыстрее, а кому-то возможно не терпится достичь всех благ мира прямо сейчас, но есть объективный путь, который всем нам предстоит пройти, прежде чем станут реальностью наши планы и мечты о достойной и благополучной для всех жизни…
Другой вопрос, что политический процесс предполагает наличие оппонентов, которые всегда готовы убедить народ, что будь они у власти, было бы иначе. Впрочем, с учетом резкого обострения авторитаризма в стане оппозиционного конгресса, его роль как безусловного носителя демократии основательно дискредитирована и сегодня, как никогда, стало очевидным то, что у лидера АНК “иначе” при всем желании просто не получилось бы… Хотя бы потому, что действующая власть проявляет к инакомыслию и критике куда большую терпимость, чем он, будучи у власти тогда или сегодня в оппозиции.
За прошедшие три года президент предпринял немало конкретных шагов, призванных приблизить политическую культуру страны к демократическим стандартам. Речь о заложенных им новых традициях — о практике перманентных консультаций с политическими партиями по жизненно-важным государственным проблемам, о создании Общественного совета, об использовании им формата обращения к Национальному собранию и других успешно внедренных им инструментах ведения политического диалога. Глава государства неоднократно заявлял о своей готовности учитывать здоровую критику: “Мы готовы принять любой добрый и полезный совет. Тех, кто дают конструктивные и полезные советы, мы просто обязаны привлекать к нашей работе”. Отсюда, кстати, и другая его готовность — продвигать на ключевые посты в исполнительной власти профессионалов вне зависимости от их партийной принадлежности.
Нелишне вспомнить, что в той сложной ситуации политического и общественного противостояния, в которой он вступил в должность, создание новых площадок и форм политического общения было насущной необходимостью. Внутриполитическая повестка президента изначально строилась на озвученном им во время инаугурационной речи призыве к оппозиции — “сломать стену непонимания”. Удалось ли сломать эту стену? Видимо, для того чтобы это произошло окончательно и бесповоротно, этот призыв должен был быть услышан и с другой стороны стены.

Тем не менее сегодня, спустя три года, можно говорить, что именно своей приверженностью этому призыву и проявленной в ряде вопросов толерантностью, в том числе и в вопросе объявления амнистии, ему удалось смягчить конфронтацию, более того, склонить оппозицию к необходимости использовать принципы диалога с властью, пусть даже пока на уровне договоренностей с правоохранительными органами при организации митингов. Для того чтобы оценить, много это или мало, достаточно вспомнить, что практически каждый год приносил новые вызовы для внутриполитической устойчивости, будь то вдохновляющие оппозицию на радикальные действия киргизские события или арабские революции…
“Думаю, что политические процессы в целом идут правильным путем. Считаю, что по крайней мере в течение последних 1-2 лет сформировались определенные форматы, определенные процессы вошли в естественное русло. Митинги проходят в границах корректности, и это правильный путь. Думаю, что и власти, и оппозиция должны сделать правильные выводы из ошибок прошлого, чтобы они не повторились”, — говорит президент.

“МЫ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ВЫЙДЕМ ИЗ ЭТОГО ПРОЦЕССА БОЛЕЕ СИЛЬНЫМИ”

Свойственную ему нестандартность в подходах Серж Саргсян проявил и в вопросах внешней политики. В период его правления отечественный политический лексикон пополнился совершенно новыми терминами — “футбольная дипломатия”, “нормализация армяно-турецких отношений, “панармянское турне”. Сложность ситуации, с которой ему пришлось столкнуться, сравнима разве что с сеансом одновременной игры сразу в нескольких направлениях, только партия была не шахматная, а геополитическая. Даже самые острые критики его внешнеполитических подходов не могут не признавать, что как бы ни развивалась дальнейшая политическая биография Сержа Саргсяна, его активная позиция в вопросах внешней политики, его попытки сломать стереотипы были на самом деле достаточно смелыми шагами, направленными на преодоление многовековой вражды между двумя соседними народами и налаживание контактов.
Сегодня сложно говорить о том, будет ли армяно-турецкий процесс иметь продолжение в ближайшем будущем, пока очевидно лишь одно — шаг, сделанный Сержем Саргсяном, окончательно лишил Турцию возможности ссылаться на непримиримую позицию Армении и показал миру, кто есть кто. И это однозначно укрепило позиции Армении на международной арене. Эта данность дает президенту убедительные аргументы в споре с теми его оппонентами, которые считают, что инициация армяно-турецкого процесса была ошибкой. “Считаю, что мы в любом случае выйдем из этого процесса более сильными. Этим процессом мы продемонстрировали международному сообществу, что действительно готовы установить отношения без предусловий”, — говорит он.
Полностью развеялись также опасения, а иногда и спекуляции вокруг того, что начавшийся процесс нормализации армяно-турецких отношений может помешать международному признанию геноцида армян, и в частности формированию конкретной позиции по этому вопросу в США. Вопреки этим прогнозам, процесс признания геноцида не только не приостановился, но и получил новую силу, вызвав крайне раздраженную реакцию Анкары. Окончательную точку в этих дискуссиях поставил сам Саргсян, заявив на днях, что Ереван всегда ожидал и ожидает от президента США Барака Обамы четких оценок по проблеме геноцида армян 1915 года, а именно, что он произнесет слово “геноцид” в своем ежегодном выступлении 24 апреля.
Президент Армении не отступил ни на йоту и от своих принципиальных позиций по карабахскому урегулированию. Несмотря на усилившиеся в последнее время со стороны Баку шантаж и угрозы. “Статус Нагорного Карабаха и безопасность его народа не могут быть предметом торга”, — продолжает заявлять он со всех международных трибун, настаивая на том, что единственном способом решения проблемы являются мирные переговоры и разумные компромиссы.
Глава армянского государства ввел в армянскую политическую действительность и новую традицию взаимодействия с армянской диаспорой. “Панармянское турне”, организованное главой государства с целью обсуждения вопросов армяно-турецких отношений, имеет все шансы стать эффективным форматом сотрудничества двух частей армянского народа. Напомним, что готовность выстраивать отношения с диаспорой как с равноправной стороной, учитывать мнения и позицию зарубежных армян в принятии важных решений — один из главных принципиальных подходов его предвыборной программы, стержень которой в сплоченности, духовном единстве нации во имя будущего и прогресса.

“ВПОЛНЕ ЗАКОНОМЕРНО, ЧТО ЛЮДИ ХОТЯТ ИЗМЕНЕНИЙ”

Самым сложным участком на сегодняшний день является социально-экономическая ситуация в республике, соответственно президент лично контролирует социальные проблемы, держит руку на пульсе экономических программ. Сегодня, оглядываясь назад, приходится признать, что прошедшие три года могли быть действительно иными, не будь мирового финансово-экономического кризиса, безжалостно отбросившего назад страны и государства вне зависимости от уровня их благосостояния. Армении удалось выйти из кризиса без катастрофических обвалов. Вместе с тем президент неоднократно подчеркивал, что кризис не может служить оправданием для того, чтобы какая-либо программа не была реализована, разве что могут быть изменения в сроках и придется приложить больше усилий для претворения в жизнь намеченных планов. “Конечно, если бы мне была дана возможность предугадать мировой кризис, возможно моя программа была бы иной, но тем не менее кризис не является поводом для ее пересмотра”, — уверяет Серж Саргсян, подчеркивая, что “программа рассчитана на пять лет, и я уверен что мы с моей командой сумеем выполнить все ее положения”.
Формулируя сегодня свои требования к правительству, президент ставит задачу очень четко: “В случае провала программ никаких оправданий приниматься не будет. Нам не нужны оправдания”. Нынешний год в определении Сержа Саргсяна должен стать переломным и позитивные изменения, заявляет он, народ должен почувствовать уже в ближайшее время. Село, фермер и сельское хозяйство — главный приоритет в 2011 году. “Человек, работающий на земле, должен достойно жить”, — уверен президент Армении. Крестьянам помогут реализовать продукцию, направят в село дешевые кредитные средства, начнется реализация крупных проектов. “Есть необходимость в новых программах, новых инициативах, и сегодня мы обсудили новые программы. Эти программы еще раз должны убедить людей, что они не одиноки в решении своих проблем, что рядом с ними стоят государственные должностные лица, что у них есть помощники, которые не меньше заинтересованы в успехах сельчанина, чем сами сельчане. Люди должны поверить, что они не одиноки!” — с этим напутствием президента правительство приступило к кардинальным переменам в сельском хозяйстве.
Необходимость проведения масштабных реформ изначально стояла перед третьим президентом Армении. В предвыборной программе президента они были обозначены как реформы второго поколения. Экономический кризис в определенной степени оттянул сроки реализации этих реформ, однако уже в этом году стало очевидно, что президент полон решимости приступить к серьезным реформам в сфере управления, готов к кардинальным шагам в борьбе с коррупцией, в достижении социальной справедливости и установлении верховенства закона. Наиболее заметный для общества признак начала перемен — это кадровые перемены на всех уровнях власти и ставшие достоянием широкой гласности разоблачения Контрольной палаты и Контрольной службы президента. Провозглашенный главой государства тезис “перед законом все равны” стал руководством к действию по искоренению практики вседозволенности, без каких-либо исключений. Самой громкой историей в этом контексте стала отставка члена политсовета РПА, мэра Еревана Гагика Бегларяна. Но не менее резонансным было увольнение, а затем и арест всемогущего и, казалось бы, неприкосновенного полицейского генерала — начальника Главного управления уголовного розыска Ованнеса Тамамяна.
Естественно, проанализировать в рамках небольшой статьи всю деятельность главы государства за прошедшие три года невозможно. Но главный показатель того, что президент полон решимости претворить в жизнь свои обещания, является его более чем насыщенный рабочий график. Достаточно просмотреть официальные сводки его поездок по марзам республики только за последнюю неделю.
“Проблем много, и они должны решаться. Вполне закономерно, что люди хотят изменений, и также закономерны наши желания ускорить эти изменения… И они должны привести к результатам, которые станут для всех заметны”, — с этими словами глава государства вступает в четвертый год своего правления.