Тревожные ожидания на постсоветском пространстве

Архив 201721/01/2017

У бывших республик СССР свои надежды на Дональда Трампа

Дональд Трамп, 45-й президент США, сегодня официально вступает в должность. Что бы он ни говорил о грядущем снижении активности Вашингтона за пределами США и о концентрации на решении внутренних вопросов, влияние супердержавы на любые события в мире никуда не денется. Хотя бы в силу инерции, которую в одночасье никак не прекратить и при огромном желании, пишет «Независимая газета» в редакционной статье.

На постсоветском пространстве определяющим станет состояние российско-американских отношений. В телефонной беседе с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым Трамп признался, что желает их улучшить, вывести из кризиса. Это может произойти, только если Вашингтон откажется от давления на Москву или заметно его ослабит. Продление им нынешней линии вызовет продолжение ответной реакции российской стороны, в том числе ее попыток усиления позиций в приграничных странах. Такой расклад вызывает обеспокоенность большинства лидеров постсоветских стран, не желающих восстановления доминирующей роли России на своих территориях.

Озабоченность глав центральноазиатских государств связана с провозглашенным отходом США от проблем в Афганистане. То есть Вашингтон может не то чтобы совершенно «забросить» эту неспокойную страну, но отказаться от функции главного надсмотрщика и дать свободу действий местным исполнителям. Такой ход событий резко повысит степень угроз стабильности всего центральноазиатского региона, в котором и так время от времени дают о себе знать силы, связанные с воюющей в Афганистане разномастной публикой. Способность самостоятельно справиться с опасностью вызывает сомнения, а поиски нового надежного защитника лишены смысла – так или иначе этот путь ведет только к Москве, поскольку ЕС продолжает слабеть под гнетом собственных проблем, а, скажем, Китай чужими заботами никогда себя не отягощал.

На Южном Кавказе – свои ожидания. Баку и Тбилиси могут беспокоиться, не отразится ли «воцарение» Трампа и его личное отношение к ним на межгосударственных отношениях. Будучи еще «простым предпринимателем», будущий президент США затеял в Грузии и Азербайджане бизнес-проекты, которые ближе к своему политическому триумфу свернул по причине «невиданного мздоимства» в Баку и «непонятной медлительности» в Тбилиси. Насторожен и Ереван: Трамп стал едва ли не единственным президентом в новейшей истории США, который в ходе избирательной кампании не заигрывал с армянской диаспорой по вопросу признания геноцида в желании заручиться ее голосами. Внешняя индифферентность американского лидера к южнокавказским делам не дает никаких оснований непризнанным или частично признанным субъектам региона надеяться на какие-то изменения своего положения на международной арене. И если так, то инициатива в регионе может в большей степени отойти к России, которая как раз ощутимо активизировалась на Южном Кавказе.

Киев, конечно, надеется на поддержку Вашингтона в противостоянии с Москвой. Заявления Трампа о необходимости наладить отношения с Россией здесь не могли не услышать. Естественно, трудно представить, что США ради этого изменят подход к Крыму или к проблеме Донбасса, но могут и вплотную «заинтересоваться» причинами уклонения украинской стороны от выполнения Минских соглашений. Молдавии, очевидно, предстоит пройти через разрешение внутреннего противостояния между президентом и парламентом, и только после преодоления этого кризиса станет понятно, в какую же сторону все-таки смотрит Кишинев. В противовес ему более предсказуемой, как ни странно, представляется сегодня линия Минска. В очередной раз обиженный на Москву и мечущийся в поисках «новых друзей» Александр Лукашенко попытается продемонстрировать Вашингтону распростертые объятия. Увидит их Трамп – одно, а поверит ли – совсем другое. Особенно если слова о желании улучшить отношения с Москвой и больше заниматься внутренними проблемами США не разойдутся с делом.