Соник Магакян — гроза Transparensy International

Архив 200909/06/2009

Многие международные организации, имеющие представительства в Армении, не выполняют своего прямого предназначения, они попросту создают видимость противодействия тому или иному злу.

К такому неутешительному заключению пришла героиня неоднократных публикаций в “НВ” Соник Магакян после обращения в Transparensy International, противостоящую коррупции в Армении.

Соник, этакий Робин Гуд, одна взялась противостоять системе распределения социальной помощи в стране, точнее — механизму, взятому на вооружение некоторыми чиновниками. Соник не только убеждена, но может доказать, что списки получателей социальных благ берутся “с воздуха”, то есть представленный реестр ничего общего не имеет с реальным количеством претендующих на эти самые блага. Идеей добиться справедливости Соник стала одержима после того, как обнаружила, что пособие ее отца уходит на сторону, то есть его получает некто, расписываясь ежемесячно в ведомости получателей. Тогда как реальный адресат, прикованный к постели Ванечка Магакян (1927 г.р.), ни сном ни духом не ведал, что ему причитается ежемесячное госпособие. В январе этого года пенсионера не стало. Дочь на могиле отца поклялась найти мошенников и казнокрадов, грабящих стариков средь бела дня. Дело в том, что обманутым в данной истории оказался не отдельно взятый В.Магакян, а целая категория граждан.
В.Магакяну после увечий, полученных во время несения службы в армии и ампутации пальцев руки, полагалось пособие как инвалиду Отечественной войны. Порядок присуждения категорий, действовавший при Советах, претерпел изменения в Армении в 1999 г. В апреле того же года число ветеранов в списках оставили, присудив им так называемый “патвавчар”. Инвалидов же и всех остальных граждан из категории “приравненные к ним лица” из реестра убрали. В числе отлученных от финансирования оказался и В.Магакян, к тому времени уже инвалид I группы. А спустя 8 лет после введения местных коррективов дочь случайно обнаружила, что деньги на имя отца из бюджета продолжают отчислять — просто он их не получает. Но тогда кто? Она стала докапываться до истины. Поначалу ей всего-то и надо было, чтоб отцу вернули полагающуюся ему помощь за все 8 лет. Отказали. Более того, стали предлагать ей деньги за молчание. Она не согласилась и отправилась в Генпрокуратуру с заявлением, откуда ее прошение было переадресовано в Лорийский марз, откуда родом Магакяны. Здесь заявили спустя время, что никакого иска в глаза не видели. К тому времени она выяснила, что таких кинутых, как ее отец, тысячи…
И пошло-поехало. С тех пор состоялось более 10 слушаний в судебных инстанциях различных уровней, но все они не сдвинули дело с мертвой точки ни на йоту. И это при том что все ясно как божий день, говорит С.Магакян. “В ходе собственного расследования я обнаружила множество фактов, подтверждающих, что денежная помощь из бюджета идет, но до действительных адресатов не доходит. Официальная статистика числа ветеранов в стране сильно преувеличена и не соответствует действительности. В бюджет страны заложены 7 тыс. бывших фронтовиков, на деле их гораздо меньше. Их списки имеются в нескольких инстанциях, но все разнятся друг от друга, — продолжает собеседница. — Когда я попыталась найти этих “ветеранов” на официальном сайте www.elections.am, выяснилось, что их там нет. Да что там, разночтения обнаружились и в списках получателей-ветеранов в отделениях почтамтов, где деньги должны выдавать на руки. Словом, картина подтасовки настолько ясна, что и копаться особенно не надо, — убеждает С.Магакян. — Я могу доказать свою правоту в любых инстанциях. У меня имеются для этого все документы”.
На официальный запрос в правительство предоставить количество ветеранов ВОВ ей пришел ответ. Согласно Минсоцу, на декабрь 2008 года число бывших фронтовиков в Армении составило 4945 человек. В следующем письме Магакян попросила разъяснить, каким образом данные правительства идут вразрез с количеством ветеранов войны, “заложенных” в госбюджет того же года. Здесь их число дошло до 6363, то есть разница составила 1418 человек. На вопрос, отправленный в феврале нынешнего года, до сих пор нет ответа, говорит С.Магакян. Впрочем, это не единственное “недоразумение”, обнаруженное неутомимой Соник. Грубейшие приписки обнаружены ею также в списках получателей монетизированных в свое время транспортных льгот. В получателях данной категории значатся как ветераны ВОВ, так и азатамартики и члены их семей. В 2007 году число таких льготников дошло до 13889 человек, цифра эта, говорит Магакян, непомерно раздута. Тем временем из госбюджета в том же году на эти нужды было отчислено 2 млрд 378 млн драмов. С иском о своих наблюдениях поборница справедливости обратилась в Генпрокуратуру. Пришел ответ — мол, жалобу переадресовали следственному управлению Полиции РА. В феврале же из последней инстанции сообщили, что из-за схожести жалоб последнюю прикрепили к предыдущему уголовному делу истицы… Это может означать одно, сокрушается Соник, что все ее жалобы будут погребены в общей могиле.
Озабоченность Магакян крупными приписками разделили в Контрольной палате. Ее руководитель Ишхан Закарян заявил, что в третьем квартале 2009 года совместно с Генпрокуратурой планируются масштабные проверки в сфере предоставления социальных услуг… Исчерпав все ресурсы в госструктурах, Соник обратилась за содействием в ереванское представительство международной организации Transparensy International. Первое слово в названии организации означает прозрачность. Но здесь о прозрачности и речи быть не могло, говорит собеседница, скорее — наоборот. Поначалу сотрудники очень обрадовались появлению Магакян, ведь дело Transparensy International — обнаружение фактов коррупции, а тут такая удача. У визитерши потребовали оставить все документы (причем оригиналы) — мол, разберемся, поможем обратиться в Евросуд. Соник оставила им ксерокопии, ей пообещали в скором времени ответить. Но спустя время юрист организации Хачатур Арутюнян вернул Магакян документы, сопроводив действие туманным отказом. По мнению Соник, Transparensy International, так же как и многие другие “международники”, состоят в тесных, вполне дружеских отношениях с некоторыми госструктурами…
Хотя в ее адрес постоянно поступают угрозы, но Соник Магакян неумолима. “Я поклялась на могиле отца, что выведу на чистую воду эту коррупционную пирамиду, и обратной дороги у меня нет”. Конечно, говорит она, очень бы не хотелось выносить сор из избы и обращаться в Евросуд. Но ничего другого не остается.
Мариэтта МАЛУМЯН