Трафик

Архив 201131/05/2011

В силу сугубо объективных причин автор знает и помнит многое из того, чего другие могут и не знать, но тут его, автора, заслуг — ноль. Возраст.
Вот вам пример. Стоит на улице автомобиль неизвестного происхождения и невиданных конфигураций. Стоит в плотном кольце людей: кто-то уже копошится под днищем, докладывая, что там и как, кто-то, открыв капот, отчитывается по части лошадиных сил, другие обсуждают прелести салона, а кто просто пинает колесо обутой в сандалетку конечностью и многозначительно поводит головой. Место действия: Ереван, пятидесятые годы, время, когда автомобиль являлся не средством передвижения, а роскошью. И было их в городе наперечет.
…Небо над Ереваном. Летит самолет, двухмоторный Ил-14, долетавший до Москвы в два приема: посадка в Ростове-на-Дону, дозаправка — взлет — аэропорт “Внуково”. Таким же манером обратно. Ереванцы притормаживают шаг, вскидывают головы строго вверх и провожают летящую табуретку до полного ее выпадения из поля зрения. Интересно…
…Трамвайная остановка (троллейбусных пока нет). Если на проспекте Ленина (Маштоца) встать лицом к крытому рынку, которого тоже пока нет, то это и будет та самая остановка. Ждут трамвай долго, можно сказать, мучительно долго. Самые нетерпеливые ложатся на асфальт, прикладывают ухо к рельсу: если железяка вибрирует, значит, родимый где-то за поворотом. Остается ждать развития событий.
Опять проспект Ленина (еще раньше Сталина). Вечер. По главной улице Еревана неторопливо прохаживаются люди: молодые, пожилые, доживающие свое, мужчины, женщины. Ключевое слово здесь: “неторопливо”. Все друг друга знают, здороваются, а кто не здоровается, или делает вид, будто незнаком, или просто не желает знаться. Раскланиваясь, мужчины приподнимают шляпу, женщины мило улыбаются и говорят “мерси”. Никто никуда не спешит. Улицу переходят как и где хотят — автомобилей практически нема, а если и покажутся, аккуратно объедут. Ни сутолоки тебе, ни толчеи, ни очередей. Тишь, гладь, благодать. Слово “пробка” воспринимается исключительно в контексте с шампанским. О трафике не слышали вообще.

И вдруг прорвало. Тихий, неспешный Ереван набрал силу, скорость, разбежался и… встал. Оно самое — трафик. Как в Москве, Париже, Нью-Йорке. О Нью-Йорке, впрочем, отдельно, подробней и с любовью.
Автомобилей в “столице мира” больше, чем в Москве (не говоря уже о Ереване), а “пробок” значительно меньше, чем в Белокаменной (не говоря уже о столице солнечной республики). По большому счету “пробок” в Нью-Йорке и вовсе нет. Почему?
Личные наблюдения автора, помноженные на рассказы старожилов, свидетельствуют: улицы здесь не перекрывают даже ради проезда президента, правила езды соблюдаются свято и всеми, транспортное движение организовано с умом. Если три эти условия вычесть или представить их со знаком “минус”, то получится так, как получается в Ереване или в Москве, когда из одной пробки переезжаешь в другую.
Но вот в том же Нью-Йорке, где с движением на земле пока еще порядок, в небесах картина другая. Вылетая из аэропорта имени Кеннеди в Москву, наш “Боинг” держали у взлетной полосы ровно три часа, и если их прибавить к тем десяти, что предстояло провести в полете, то получалось очень весело. Почему задержка? Трафик. Где? В небе. Дожили…
Трафик на земле, в небесах, а возможно, вскоре и на море — очень беспокойно, нервно, неудобно. Опаздываешь ты, не приходят к тебе, срываются договоренности, рушатся планы. Необязательность, как неприглядная особенность человеческого характера, переформатируется в порок, возникающий по чисто объективным причинам. Никто не виноват, ничего не поделаешь — его величество Трафик…
Это с одной стороны. Но есть и другая. Трафик — как следствие добровольного перемещения несметного числа людей из одного места в другое (включая страны и континенты), что по-своему подтверждает максиму товарища Сталина о том, что “жить стало лучше, жить стало веселее”. В том смысле, что сегодня — здесь, а завтра — там. Что, перемещаясь со скоростью звука по верхним слоям атмосферы, ловишь себя на том, что, пролетая над Германией, Францией, Испанией,.. хочется на манер глав государств и правительств посылать приветы своим конкретным Рубикам, Рафикам, Эдикам, переехавшим сюда на постоянное место жительства. Что никакие транспортные барьеры не могут заставить нас отказаться от автомобиля, который уже давно не роскошь, а средство передвижения —  и еще многих друзей и добрых знакомых, разъезжающих по белу свету, уехавших, переехавших.

Вот вам результат недавнего опроса российских социологов. “Чем бы вы занимались, если бы у вас не было необходимости работать?” Тридцать пять процентов опрошенных ответили, что посвятили бы свою жизнь путешествиям. Разъезжать по миру собираются, понятно, не в каретах. Значит, и дальше с головой в пробки, которые уже нигде и ничем не выбьешь. Они как всем известные болезни века, от которых когда-нибудь, может, и удастся избавиться, но на сегодня — не лечатся.
И что в таком случае прикажете делать? Остается смириться, утешая себя тем, что вместе тесно, но порознь — скучно. Как в Ереване времен редких тихоходов в небе и полусонных трамваев на земле.
Нью-Йорк — Москва