Торговец Вартанов отказался приютить поэта Бродского

Архив 201727/03/2010

24 мая великому поэту и нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому исполнилось бы 70 лет. Это важное культурное событие Москва планировала отметить помимо торжественных мероприятий установкой памятника.

“Бронзовое изваяние поэта, — сообщают “Известия” (25.03.2010), — хотят поместить в небольшом сквере на Новинском бульваре. Неподалеку от американского посольства. Однако замысел находится на грани провала: почетное место занимает торговый павильон. Его владелец очень уважает Бродского, но не собирается разрушить свой бизнес в память о великом стихотворце.
Магазин “У деда” открылся на этом пятачке 14 лет назад. Небольшой вытянутый в длину торговый павильон. На прилавке незатейливый продуктовый набор: хлеб, соки-воды, крупы, разнообразные сласти, готовые салаты и полуфабрикаты. Тут же цветочный киоск и пункт обмена валюты. Клиенты — местные жители и сотрудники близлежащих офисов.
— Запасаться впрок не рискуем, закупаем товар на один день. В любой момент магазин могут снести, чтобы на его месте поставить памятник Бродскому, — объясняет директор Юрий Вартанов.
Об этом популярном среди москвичей и поклонников поэта, но роковом для Вартанова проекте впервые заговорили в 2007 году.
Московские чиновники предложили скульптору Георгию Франгуляну передать в дар городу сделанный им памятник Иосифу Бродскому. Скульптор согласился.
Почему монумент хотят поставить именно на Новинском бульваре, неясно. На противоположной стороне бульвара памятник полулежащему Федору Шаляпину, рядом — его бюст. И неведомо откуда взявшийся бронзовый Пегас на соседней детской площадке. Может, из-за близости к посольству США — страны, приютившей поэта?
— Место выбирал не я, — говорит Франгулян. — Это решали чиновники. Меня просто поставили в известность — дескать, “стоять будет тут — сделай проект”. Я и сделал. Понадобилось изменить размер монумента и закупить гранитные плиты. Позаботились и о магазине. Мой коллега архитектор Сергей Скуратов разработал проект нового павильона взамен существующего. Его планировали поставить в соседнем переулке.
Но павильон так и не построили.
— Управа проект утвердила, а префектура Центрального округа с резолюцией затянула, — говорит Юрий Вартанов. — И теперь о каких-либо компенсациях речь не идет. Что делать, если магазин снесут, не знаю. Это мой хлеб. Юрий не совсем предприниматель. В начале 1970-х он защитил в Ереване диссертацию на тему лазерной оптики. Получил степень кандидата физ-мат наук — и сразу оказался невыездным до 1995 года.
Магазин “У деда” — семейный бизнес. Когда-то его начинал тесть Юрия, но несколько лет назад он умер. Вскоре в семье произошла очередная трагедия — погиб 24-летний сын Юрия. Вспоминать об этих временах он не любит. Говорит только, что сложней всего пришлось жене:
— Два сильнейших потрясения одно за другим: сначала смерть отца, затем сына. Чтобы отвлечь жену от грустных мыслей, я решил передать этот бизнес ей. Начал оформлять документы, бегал по инстанциям. На согласования ушло три года.
Когда наступил 2007 год, оставалось получить подпись Москомзема. Казалось, все позади. Но на финишной прямой и без того небыстрый процесс вовсе остановился.
— Сотрудники Москомзема говорили “завтра-завтра”, — вспоминает Юрий. — Пришло время оплаты очередной годовой аренды. Они говорят, мол, не волнуйся, со дня на день все решится. И так полгода. Тут-то я и узнал, что прежний договор, в котором прописано, что в случае сноса город предоставляет мне альтернативный вариант, аннулирован в одностороннем порядке. Потом на меня подает в суд префектура. На заседании в конце января этого года судья бегло просмотрела документы и почти сразу вынесла вердикт: магазин снести за собственный счет.
Вартанов подал апелляцию. В префектуре ЦАО “Известиям” сообщили, что снос павильона начнется, как только будет вынесено судебное решение не в пользу владельца. Но дело явно затягивается — ни одного заседания суда по апелляции пока не было. Важнейшее событие юбилейной программы на грани срыва.
Георгий Франгулян уверяет, что, если не начать монтаж монумента в ближайшие дни, то к 24 мая ему не успеть. Почему торговца решено принести в жертву поэту, в префектуре объяснить не смогли.”