То коррозия, то камнепад, то снегопад

Архив 201001/05/2010

Но на сей раз транзитный газопровод “атаковал” оползень

Магистральный газопровод, поврежденный на высокогорном участке Гудаури — Коби в результате оползня, все еще ремонтируется. Российский газ в Армению не поступает. Вчера днем в “АрмРосгазпроме” не располагали иной информацией, нежели была озвучена ранее. Еще в четверг, после аварии на транзитной “трубе”, сообщалось, что восстановительные работы займут дня 2-3. Стало быть, предполагают в пресс-службе “АрмРосгазпрома”, в указанные сроки работы и завершатся. Отслеживать ситуацию на местах наши газовики не могут. Да и не должны. Потому как транзит российского газа по грузинской территории не в нашей компетенции — все под контролем “Газпрома”. Остается лишь терпеливо ждать, пока грузинские специалисты справятся с очередной аварией.

Благо бригады рабочих прибыли на магистраль еще в четверг. Тогда же представитель Корпорации нефти и газа Грузии сообщил, что на место ЧП направлены дополнительная техника и специалисты. И это при том что газоснабжение Грузии от “сползшего” газопровода не пострадало — вот уже года три как Грузия пользуется азербайджанским газом практически на все сто процентов. Так что не повезло только Армении. Нам ли привыкать?
ЧП такого рода имели место не раз, а случалось, что газ по “трубе” не поступал в течение года и по два раза. Причем, как правило, газопровод отказывался функционировать либо под натиском камнепада, либо снегопада, в самый разгар сезона газопотребления. В 2009-м ЧП имело место в начале января. Тогда без голубого топлива пришлось просидеть 4 дня. И это при том что с 1 января прошлого года к моменту аварии (10-е числа января) среднесуточное потребление газа составляло 9 млн кубометров! В случае более длительного отсутствия газопоставок это наверняка могло опорожнить запасы Абовянского ПГХ. Но бог миловал. На подземное газохранилище возложены надежды и на сей раз. В “АрмРосгазпроме” заверили, что снабжение голубым топливом ведется в прежнем режиме, без ущерба для потребителя.
К тому же теперь в случае задержки восстановления газовой магистрали можно будет воспользоваться содержимым газопровода Иран — Армения. Иранский газ, получаемый в обмен на электричество, при форс-мажоре может быть использован согласно соответствующим пунктам договора. Так что повода для беспокойства нет. Но неприятен сам процесс неполадок на грузинском участке газопровода, обретший уже перманентный характер. К тому же то и дело сопровождающийся массой слухов и комментариев.
Так, в прошлом рассматривались разнообразные поводы — от политических нюансов в отношениях России и Грузии до возможных диверсий, направленных с целью “насолить” конкретно Армении. Январский прошлогодний прецедент, к примеру, трактовался именно так. ЧП произошло в Гардабанском районе, где проживает немало азербайджанцев. А поскольку газовое хозяйство соседней страны с некоторых пор пребывает в распоряжении Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР), то и версия о диверсии выстраивалась как бы сама собою. Но соглашение о газопоставках Грузия и Азербайджан подписали еще в ноябре 2007-го. И, по идее, диверсия могла иметь место не спустя два года, а значительно ранее. Тем более что поводов к тому, чисто политических, было предостаточно. На самом же деле, согласно официальной версии случившегося, озвученной министром энергетики Грузии Александром Хетагури, именно сезонный рост газопотребления и привел тогда к повышению давления газа в трубопроводе. Что стало поводом для возникновения сразу четырех коррозийных очагов. В одном месте труба прохудилась окончательно, и возникшая утечка представляла серьезную опасность для близлежащих населенных пунктов. Хетагури предложил ЧП на трубе не политизировать, ведь вызвано оно было чисто техническими причинами.
На сей раз каких-либо заявлений и вовсе никто не делает — ливни и оползни в Грузии, что называется, налицо. И придраться к форс-мажорному поводу в возникшей ситуации нельзя. Но как насчет прецедентов прошлых лет, как правило, связанных с изношенностью магистрали? Возникает вопрос — отчего не ведется сезонная профилактика газопровода, об изношенности коего наверняка известно задолго до наступления холодов? Да, на сей раз армянскому потребителю подфартило — ЧП произошло весной, когда газопотребление далеко от пика. А что, если бы оползень разгулялся параллельно с коррозией, зимой? Вопросов много… Правда, еще в январе 2009-го министр Хетагури обещал, что газопроводу светит полная реабилитация и средства на это уже выделил американский фонд “Вызовы тысячелетия”. Весной прошлого года соседи должны были заняться газовой “трубой”. Но занялись ли — неизвестно. Об усилении газопровода можно догадываться лишь исходя из факта отсутствия такого рода ЧП прошлой зимой. Хотя возможно, что коррозия просто не добралась и не “заела” очередной “худой” участок. Но зато теперь идиллическую картину зимы испортила сползшая под магистралью земля…