Титаны мирового футбола привыкли к холе и неге

Архив 201119/07/2011


Роскошь и привилегии для руководства ФИФА

Титаны мирового футбола привыкли к холе и неге. Автомобильные кортежи. Полицейские эскорты. Пятизвездные отели. Роскошные обеды. Суточные 500 долларов в день, плюс дополнительно 250 долларов на жен или любовниц.

24 члена исполнительного комитета ФИФА — ассоциации, которая осуществляет международное руководство футболом и организует чемпионаты мира — составляют элитный мужской клуб, получая ежегодно зарплаты и бонусы на сумму до 300 000 долларов в дополнение к своим многочисленным льготам, привилегиям и надбавкам. За эти деньги от них требуется лишь появиться несколько раз в году на закрытых встречах для обсуждения правил, санкций и юридических вопросов, и что самое важное, проголосовать, в какой стране пройдет чемпионат, организуемый раз в четыре года.
Сейчас эта элита испытывает на себе беспрецедентное давление, поскольку одного из ее членов, Мохаммеда бен Хаммама из Катара, обвиняют в даче взяток другим членам ФИФА рангом пониже, чтобы те сместили многолетнего президента ассоциации Зеппа Блаттера. В то же время до сих пор сохраняется водоворот вопросов о том, как Россию и Катар избрали для проведения чемпионата мира в 2018 и 2022 гг.
…Верхушка ФИФА — это настоящая золотая святыня, находящаяся в особой охраняемой зоне; и поэтому мало кто из экспертов верит, что назначенное на 22 и 23 июля в Цюрихе внутреннее расследование по вопросу этичности поведения бен Хаммама, получившее широкую огласку, приведет к каким-либо фундаментальным переменам.
“Она недемократична, и в ней отсутствует прозрачность, — говорит о ФИФА преподаватель философии спорта из Свободного университета Берлина Гюнтер Гебауэр. — Это мужская культура “ты — мне, я — тебе”, культура оказания любезностей и принятия их. Эта культура в некоторых отношениях такая же, как в банде”.
Хотя слушание по этике поведения грозит только бен Хаммаму, обвинения во взяточничестве в последние два года звучат в адрес девяти членов комитета, и в основном эти обвинения касаются покупки голосов при голосовании о чемпионате мира.
Похоже, в ФИФА долгие годы существует весьма тонкая грань между культурой взаимного обхаживания и откровенной коррупцией. Такая двусмысленность поразила бывшего британского футболиста Грэма Тейлора, работавшего тренером футбольной сборной Англии, когда он непродолжительное время в начале 1990-х состоял в техническом консультационном комитете ФИФА. Во время заседания комитета в Швейцарии, которое началось “с пятизвездочного ужина, а продолжилось пятизвездочным обедом”, Тейлора удивил необычайно открытый ритуал, в ходе которого члены начали выстраиваться в очередь.
“Мы выстроились в очередь как послушные школьники и получили свои деньги, — вспоминал Тейлор. — Один человек из очереди сказал мне, чтобы я потребовал деньги за авиабилет, хотя его уже оплатила моя футбольная ассоциация. Он заявил: “Требуй оплаты за все, а потом открывай счет в швейцарском банке. С годами деньги на нем будут накапливаться”.
…С момента своего основания в Париже в 1904 году ФИФА стала чрезвычайно богатой организацией. Ее денежные резервы составляют почти 1,3 миллиарда долларов, а доходы за прошлый год от продажи прав на вещание и рекламы по всему миру достигли 1,2 миллиарда долларов. Она также пользуется освобождением от налогов, которое получают швейцарские спортивные организации. Это весьма щедрая привилегия, которая уже сейчас поднимает градус политических страстей в местных кантонах в свете многочисленных коррупционных скандалов.
“Они имеют те же льготы, что и ассоциация йодлинга (тирольское пение — ред.), но у них ассоциация неизмеримо больше”, — говорит депутат швейцарского парламента Роланд Бюхель. По словам Бюхеля, в связи с этими налоговыми льготами его особенно тревожит один пункт в последнем ежегодном отчете ФИФА, который был опубликован в июне. Там указываются непонятные расходы “по краткосрочным льготам для сотрудников”. По этому пункту ключевым сотрудникам из руководства, в том числе членам исполкома, было выплачено в целом 32,6 млн долларов, что на 55% больше, чем в предыдущем году. Как именно были распределены эти деньги, остается тайной. В секрете держится даже такая базовая информация, как размер зарплат высшего руководства. Это еще один пример отсутствия прозрачности в ФИФА. В 2007 году ассоциация сотрудничала с некоммерческой организацией One World Trust, которая провела оценку ее стандартов отчетности. Но ФИФА не приняла многие из тех рекомендаций, что были предложены данной организацией.
“Существует большое несоответствие между тем, на что ФИФА претендует, и тем, как она функционирует”, — заявил Майкл Хаммер, занимающий должность исполнительного директора лондонской исследовательской организации One World Trust, которая занимается выработкой формул принятия решений и стандартов управления.
По словам Хаммера, деньги ФИФА “используются в качестве кнута и пряника, чтобы влиять на процесс принятия решений в этой организации”, начиная с зарплат членам исполкома… Роскошь и привилегии создают такую атмосферу, в которой элитная семья руководства ФИФА начинает думать о себе самой как о чем-то возвышенном и благородном. Члены исполкома ездят как дипломаты, не подвергаясь таможенному досмотру. Они раскатывают по городам в автомобильных кортежах в сопровождении полицейского эскорта. А государства-претенденты на проведение чемпионатов осыпают этих людей подарками: роскошными запонками из жемчуга, дизайнерскими сумками фирмы Burberry, ящиками с прекрасным вином.
Их селят в самых шикарных отелях, которые превращаются в своеобразные “клубы ФИФА”, — говорит профессор и директор по исследовательской работе из Центра спортивных исследований английского университета Брайтона Алан Томлинсон. — Они превращаются в современное подобие старых средневековых замков, которые снаружи охраняют вооруженные патрули. Когда я смотрел, как члены исполкома ФИФА входят и выходят из этих клубов, у меня сложилось впечатление, что в обычном мире они чувствуют себя крайне неуютно”.
С тех пор как бен Хаммама отстранили от работы в исполкоме, он избегает интервью, отделываясь простым заявлением: “Я не могу говорить”. Но в своем личном блоге он выступил недавно с публичным заявлением, пожаловавшись на утечку информации и предубежденность тех, кто проводит расследование.
Он надеется, что решение о его судьбе будет принимать семья ФИФА, то есть комитет по этике, и решение это “не будет основано на желаниях людей со стороны”.
“The New York Times”, США
(С сокращениями)