“The New York Times”: Главный дом альтернативного искусства в Армении

Архив 201318/10/2013

NEWS.am приводит статью журналистки-путешественницы Элизабет Зак, опубликованную в “The New York Times” с несущественными сокращениями

Каждые выходные на “вернисаже” в Ереване местные жители и туристы осматривают красиво тканые персидские (!? — “НВ”) ковры, советские военные медали, самовары, шахматы и замысловатые шкатулки.

Это как шаг назад во времени — на базар Шелкового пути. А через дорогу находится скромное здание, спроектированное в качестве аудитории, когда холодная война подходила к концу, а затем остававшееся пустым некоторое время. Напротив возвышается скульптура Ерванда Кочара 1959 года “Меланхолия”, которая словно служит свидетельством политических и экономических кризисов, которые сотрясали Армению после распада коммунизма в регионе почти четверть века назад. Однако статуя многообещающе указывает на само здание, где с 1995 года находится Центр современного экспериментального искусства. Основанный армянскими эмигрантами, жившими в США, и считающийся многими эпицентром культурной революции и ренессанса в Армении, центр выставляет работы молодых художников-авангардистов и проводит концерты и спектакли в своей большой аудитории. Художники центра инициировали и организовали участие Армении в Венецианской биеннале в 1995 году и продолжали делать это в течение восьми лет. Учредители центра намерены ввести независимую программу обучения для выпускников учебных заведений в области искусства и архитектуры, по образцу такой же программы в Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке.

 

Для города с населением около одного миллиона художественная репутация и отпечаток Еревана был заметен в прошлом веке. В 1972 году Советский Союз создал свой первый музей современного искусства именно здесь. Национальная художественная галерея города демонстрирует третью по величине коллекцию европейских мастеров в бывшем Советском Союзе, в том числе работы Родена, Рубенса и Тинторетто. Помимо этого центра с его нацеленностью на экспериментальное искусство, В Ереване находится также Центр искусств Гафесчяна. Открытый в ноябре 2009 года центр имеет обширную коллекцию современного искусства и искусства стекла, а также произведения Марка Шагала и Джона Алтуна, у которого армянское происхождение. И все же, несмотря на дружелюбную художественную атмосферу Еревана, когда Эдвард Баласанян и его жена Соня решили открыть Центр современного экспериментального искусства, они столкнулись, как и ожидали, с сопротивлением. Эдвард Баласанян отметил: “Представители определенных кругов искусства, а именно некоторые художники, учившиеся в советское время, а также большинство членов Союза художников Армении до сих пор либо не понимают концепцию центра, либо отвергают его проекты”. Баласаняны являются частью глобальной армянской диаспоры из восьми миллионов человек. Они оба родились и выросли в Иране, однако убежали из страны в 1979 году после Исламской революции и в конце концов поселились в Нью-Йорке. Но когда Армения провозгласила свою независимость от Советского Союза в 1991 году, архитектор и специалист по городскому планированию Эдвард Баласанян и его жена, художник и поэт, которая выставляла свои работы на крупнейших площадках в США и Европе, в том числе в Музее современного искусства в Нью-Йорке, с большой готовностью вернулись на родину.

 

От “НВ”.

Пристрастие журналистки-путешественницы Элизабет Зак к актуальному искусству понятно, но все же вызывает удивление, почему она не пишет о Музее современного искусства, который, подчеркиваем, был создан в Ереване в 1972 году не Советским Союзом, а Генрихом Игитяном при содействии армянских властей и вопреки Москве. Также странно, что она прошла мимо музеев Сарьяна, Кочара, Минаса, Галенца, искусство которых лежит в основе современного искусства Армении. В полном варианте статьи много наивных суждений, просто ошибок и неточностей. Очевидно, все зависит от того, кому в лапы попадают “журналистки-вояжеры”, кто с ними общается, куда их ведут или не ведут…