Тет-а-тет с Хроносом

Архив 201013/02/2010

В Национальной галерее огромным интересом посетителей пользуются экспозиции европейских часов XVIII-XX вв. Очень красивое и любопытное зрелище.

В главном художественном музее страны первые образцы часов появились в 1924 году в еще скромном Госмузее, точнее — в отделе искусства. Тогда расщедрились музеи Москвы и Ленинграда. Существенно пополнилась коллекция в начале 70-х гг., когда в галерею были переданы произведения декоративно-прикладного искусства (среди которых были и часы), конфискованные у коллекционера Гарена Согомоняна. Он опередил время, будучи одним из первых представителей среднего бизнеса — взращивал цветы в теплицах и “экспортировал” их. Советская власть капитализма даже в таких дозах стерпеть не смогла…
Идея показать все галерейные часы — около сорока — пришла в голову директору Фараону Мирзояну. Сказать легко. Практически все или почти все были часами усопшими. Они не то что не ходили, многие были просто кучей железок, заколоченных в красивый футляр, тоже далеко не идеальный. Более года с ними возился Эдмон Исаакян, известный режиссер документального кино. Часы — его хобби, в котором он преуспел и как коллекционер, и как виртуозный мастер. Благодаря его стараниям многие часы пошли впервые после нескольких проржавевших десятилетий.
Большинство часов французские, так уж сложилась коллекция, что вовсе не означает, что они были главными часовщиками Европы. Часовое дело двигали вперед Англия, Германия, Голландия, Франция, Италия и т.д. — все старались. Слава досталась всем европейским мастерам. Тем не менее хочется отметить Пьера-Филиппа Томира — выдающегося француза XVIII-XIX вв., чьи творения были известны повсюду. Его каминные часы 1810 года — одна из жемчужин музейного собрания.
Как правило, одни мастера изготовляли механизм часов, другие занимались их оформлением. От их сотрудничества и зависел успех. Каждый оттискивал свое клеймо или гравировал свое имя. Футляры или весь декор изготовляли из металла, в основном из бронзы, из фарфора, стекла, дерева, изощрялись в технике, в сюжете, в орнаменте. В сущности, часы были идеальным по тем временам симбиозом искусства и приборостроения. Особенно это касалось каминных часов. Здесь удержу фантазии у мастеров не было вовсе, чаще всего их украшали бронзовой, позолоченной пластикой, тончайшими орнаментальными деталями, эмалевыми вставками и т.д. Чрезвычайным успехом пользовались сюжеты античные и других исторических времен, а также военные, буколические, охотничьи, экзотические. Часы украшались фигурками героев, рыцарей, ангелов-путти, пастухов-пастушек с овечками и прочей живностью. Короче говоря, мастера выкладывались изо всех сил.
Кроме каминных в экспозиции есть часы настольные, часы для путешествий, а также пара карманных, изготовленных знаменитым лондонским мастером Джорджем Чарльзом и другим англичанином, неизвестным. В “часовых” залах всегда много публики, что неудивительно: тут не надо ломать голову над сюжетом и стилистическими изысками. Часы — они и есть часы. Плюс они ходят и тикают. Раньше бы сказали: хороший подарок получили трудящиеся к энному летию Советской Армении. Получили, но совсем в другое время.