Теперь против антииранских санкций высказывается только Пекин

Архив 200903/10/2009

В Женеве вчера прошла встреча по иранской ядерной программе, в которой участвовали представители Тегерана и шести стран-посредников. Впервые внутри самой “шестерки” нет принципиальных разногласий — ее члены готовы вести диалог с Ираном и прибегнуть к жестким санкциям лишь в крайнем случае. Подобное единодушие стало результатом последней встречи президентов России и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы.
За одним столом в Женеве собрались представители России, США, КНР, Великобритании, Франции и Германии, а также делегация Тегерана во главе с секретарем высшего совета национальной безопасности Ирана Саидом Джалили. Российскую делегацию возглавил заместитель главы МИДа Сергей Рябков. Координирует переговоры верховный представитель ЕС по внешней политике Хавьер Солана. В похожем составе стороны впервые собрались в июле 2008 года, на излете правления в США республиканской администрации Джорджа Буша. Тогда американскую делегацию также возглавлял замгоссекретаря по политическим вопросам Уильям Бернс, однако незадолго до окончания переговоров он покинул зал, чтобы не пожимать руку Саиду Джалили. Нынешние же переговоры представляли разительный контраст: господа Бернс и Джалили не только пожали друг другу руки, но и провели закрытую двустороннюю встречу. Как сообщил один из членов делегации США, “состоялся крайне важный и обстоятельный разговор”. Уровень вчерашней встречи оказался самым высоким в отношениях Вашингтона и Тегерана с момента исламской революции 1979 года в Иране.
Дискуссия в Женеве, носившая закрытый характер, продолжалась вчера до глубокого вечера. При этом, как пояснил замминистра обороны США и экс-посол в Москве Александр Вершбоу, Вашингтон не рассматривает нынешние переговоры в Женеве как последний шанс для Тегерана. “В итоге мы должны получить подтверждения, что Иран не идет по пути создания ядерного оружия”, — заявил он вчера “Интерфаксу”. По словам господина Вершбоу, “процесс займет больше одного дня, но мы не готовы ждать вечно”. “Нам нужно достичь прогресса до конца года. В противном случае придется перейти к более серьезным мерам, включая ужесточение санкций”, — обозначил он стратегию США на переговорах. Подобный подход, судя по всему, впервые разделяют почти все участники встречи. До сих пор Россия и Китай выступали главными противниками введения в отношении Ирана жестких санкций Совбеза ООН даже в отдаленной перспективе. Однако на прошлой неделе позиция Москвы изменилась. После переговоров в Нью-Йорке с президентом США Бараком Обамой президент РФ Дмитрий Медведев впервые заявил, что Москва не исключает возможности использования жестких санкций в отношении Тегерана. “В том, что касается различного рода санкций, позиция России достаточно проста: санкции редко приводят к продуктивным результатам, но в некоторых ситуациях использование санкций является неизбежным”, — заявил он. А высокопоставленный источник в администрации президента РФ тогда подтвердил, что Москва действительно будет участвовать в санкциях в отношении Ирана, если Тегеран не пойдет на уступки. Столь резкая перемена в политике России последовала почти сразу за объявленным США отказом от размещения объектов ПРО в Польше и Чехии. Теперь против санкций высказывается только Пекин — представитель МИД КНР Цзян Юй подчеркнула, что Китай по-прежнему выступает исключительно за дипломатические меры. Однако, как считают многие эксперты, если вопрос о санкциях в отношении Ирана дойдет до голосования в СБ ООН и Россия поддержит Запад, Пекин не будет применять право вето, а воздержится.
Похоже, это поняли и в Тегеране. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что его страна готова отдавать свой низкообогащенный уран для дообогащения в любую третью страну. Таким образом, Иран не сможет обогащать уран до стадии, необходимой для производства ядерного оружия. С поддержкой этой идеи уже выступил побывавший вчера в Москве глава МИД Франции Бернар Кушнер. А российский дипломатический источник сообщил, что “РФ может забирать иранский низкообогащенный уран и обогащать его”. Судя по всему, эта идея и находилась в центре женевских переговоров, очередной раунд которых состоится до конца октября.