“Теперь начинается тяжелая работа”

Архив 201224/03/2012

“Очень легко сказать, чем не были массовые акции протеста против Владимира Путина. Они не были российским вариантом “арабской весны”. Не были они и северным вариантом украинской “оранжевой революции”. И взрыв негодования, вызванный фальсификацией парламентских выборов в декабре, не был, как оказалось, по-настоящему национальным явлением…
Однако было бы так же неверно называть самую масштабную за многие десятилетия волну антикремлевских выступлений миражом, дурным сном, после которого еще плакавший на прошлой неделе Путин очень быстро оправился. То количество людей, которое пришло на митинг через неделю после выборов, было лишь незначительной долей числа участников акций протеста, собиравшихся в преддверии выборов президента. Однако это не означает, что программа Путина по поддержанию “стабильности” или вечному сохранению status quo достигла цели. Чтобы сделать выводы, нужно дождаться следующего национального кризиса, следующего “Курска” или Беслана, или экономического шока, перед которыми страна, управляемая сверхбогатой элитой, чрезвычайно уязвима.
Протестное движение оставило два неизгладимых следа. Оно доказало, что демократический дух в России, выражающийся в стремлении к плюрализму, главенству закона и активному гражданскому обществу, появившись в начале 1990-х годов, никуда не исчез. Он просто дремлет в ожидании своего часа. Движение также показало, что новое поколение россиян, молодых и неиспорченных годами хаоса и взяточничества в эпоху Бориса Ельцина, готово встать на защиту реформ. Поэтому со стороны Путина было бы глупо полагать, что он вернул себе сердца россиян…
Для оппозиции пора тяжелой работы сейчас только начинается. Заполнить улицы было просто, а вот повышать гражданское самосознание в тех местах, где его просто не существует, или пробуждать “российскую глубинку” от летаргического сна — такая работа уже гораздо менее эффектна. Если уязвимость Путина не является чем-то личным, а характеризует провал той системы, которую он создал, тогда задача несанкционированной оппозиции, неподконтрольной Кремлю, — вести себя не так, как вели себя целые поколения вождей до них. Конечно, политическим лидерам будет несколько непривычно оказаться в роли представителей своего народа, а не самих себя, но именно это и должно начать происходить.”
The Guardian, Великобритания