Темно, “ароматно” и скрипуче —

Архив 201101/03/2011

Так обстоят дела в кабинах немалого числа столичных лифтов
Три года прошло с той поры, как были запущены ереванские лифты, простаивающие либо функционирующие на грани приостановки долгие годы. Удалось это благодаря Программе реконструкции столичных лифтов, реализуемой в 2007-2008-м годах на выделенные правительством из госбюджета 3 млрд драмов. Сумма вроде как немалая, но тем не менее хватило ее на приведение в чувство далеко не всех механизмов: в первую очередь были поставлены на “ноги” самые изношенные 2499 подъемников. Из них капитальному ремонту подвергли 2464 механизма. А 35 заменили на совершенно новые.

Меж тем в Ереване наличествует 4285 лифтов, из коих на ходу порядка 4000. То есть фактически примерно треть всего “парка” поныне остается “неотреставрированным”. И хотя в коммунальном управлении мэрии уверяют, что опасений особых нет, тем не менее гарантировать безопасное перемещение в этих механизмах, равно как и в обновленных по вышеуказанной программе, понятно, никто не берется. Оно и понятно — первая категория лифтов “отпахала” едва ли не 25 лет, вторая эксплуатируется уже третий год. Причем нередко без какого-либо технического осмотра.
По закону все механизмы, в первую очередь особо опасные — в их числе и лифты, — должны проходить техническую экспертизу. Для чего и создан Национальный центр технической безопасности, куда следует встать на учет. После чего на договорной основе, как минимум раз в год, специалисты Центра должны проводить экспертизу установки. Договор заключает кондоминиум. За проверку лифта, понятное дело, платит население. Оказаться в реестре Центра можно совершенно бесплатно. А техэкспертиза одного лифта стоит денег, но небольших — 2930 драмов. Увы, как заявили в Наццентре техбезопасности, даже несмотря на это на учете по состоянию на декабрь 2010 года из общего числа “жилых” лифтов у них состояло лишь 3849. Из этого же количества в минувшем году технической экспертизе были подвергнуты только 2127 подъемников! Непонятно: то ли в кондоминиумах полагаются на авось — мол, кто потом станет проверять наличие “бумаги” о проверке, — то ли жильцы отказываются скинуться на причитающиеся за осмотр 2930 драмов? Впрочем, последняя версия не лишена оснований. Сбор денег за лифт — жуткая нервотрепка — сборщикам неделями приходится обивать пороги квартир в попытке получить и передать механику или лифтеру причитающиеся ему 500 или 1000 драмов.
В прошлом году сотрудниками Наццентра техбезопасности из порядка 3000 проверенных лифтов (в том числе и 617-и ведомственных) отрицательное заключение было дано по поводу аж 358-и. Ну а остановка порядка 10% лифтов — дело серьезное. Причем в 90% случаев речь шла о предъявлении экспертами жилтовариществам так называемой программы мероприятий, подразумевающей устранение исключительно технических дефектов. (Впрочем, как заявили в Наццентре, при иных причинах — к примеру, в случае малоприглядного состояния лифта, отсутствия комфорта при передвижении и пр. — лифты не “опечатываются”.)
В 10%-тах случаев эксперты приостанавливали лифты по иным причинам — главным образом из-за отсутствия в штате электромехаников, призванных регулярно отслеживать техническое “здоровье” механизма. Порой выяснялось, что за лифтами наблюдают люди со стороны, не имеющие ни малейшего представления о вверенном им хозяйстве. Например, в четырех нубарашенских высотках проверка ни разу хоть проведена и не была, но по свидетельству самих пользователей, они вынуждены обращаться к услугам… соседа. Последний, мало-мальски разбирающийся в механике, разумеется за определенную плату, не успевает исправлять постоянные погрешности в работе лифтов. А один из четырех механизмов (лифт дома 1/4) портится за день едва не по сто раз. В Наццентре заявили, что в списке зарегистрированных лифтов напротив нубарашенских высоток стоит прочерк. И “тире” это стоять, видимо, будет до первого серьезного ЧП. Ведь заключать договор с Наццентром техбезопасности должно уполномоченное лицо, то бишь кондоминиум, а последнего в ведомственном доме, понятное дело, нет. Что до местной префектуры, то та от высоток открестилась…
В последние пару лет судьба столицу миловала — серьезных ЧП по причине лифтовых неполадок не было. Но кто гарантирует и дальнейшее безоблачное существование? Меж тем очевидно: вероятность возникновения аварийной ситуации в отремонтированном или полностью замененном лифте меньше. Но как быть с теми 1786-ю подъемниками, оставшимися в 2008-м без финансирования? В мэрии уверяют, что порядка 300 из них уже удалось привести в надлежащее состояние. По словам начальника коммунального управления Гагика Хачатряна, благодаря так называемым программам содействия, то бишь за счет бюджета самой мэрии, в 2010-м были отремонтированы 107 лифтов. Примерно столько же починили в 2009-м. А в текущем году “подфартит” еще 108 подъемникам — на их починку выделено 89 млн драмов. Что ж, двигаться к цели, ежегодно восстанавливая порядка 100 лифтов, конечно, лучше, нежели прозябать в бездействии. Но очевидно, что при таких темпах остающиеся без капремонта 1500 лифтов в лучшем случае удастся отреставрировать лишь спустя 15 лет!
Меж тем если уже сейчас срок годности многих из устройств близок к нормативному — то есть близится к 25 годам, — то спустя время и вовсе перейдет все допустимые пределы. В мэрии, правда, уже работают над созданием соответствующей программы. И скоро представят на рассмотрение в соответствующие инстанции. Но удастся ли изыскать нужные средства? Ведь речь идет о немалых средствах — в частности, если выяснится, что лифты надо не “латать”, а заменять. Еще в 2008-м за каждый из 35 лифтов, завезенных из Могилева, пришлось выложить порядка 15 тысяч долларов. А с перевозкой и прочими “деталями” один такой “механизм” обошелся в более 20 тысяч баксов. Спустя годы могилевский продукт наверняка подорожал. Ведь еще три года назад специалисты констатировали: тамошние лифты совершенно нового поколения, отличаются качеством и симпатичным дизайном. Главный же их плюс — не пластиковые, а металлические двери. Способные дать отпор “вандалам”, стремящимся навредить имуществу столицы. Меж тем терять каждую единицу новых подъемников по меньшей мере обидно. Быть может, есть резон организовать за ними наблюдение, как в старые добрые времена?
Пойти на возврат прежней системы или ее подобия есть резон и в домах со старыми лифтами — кто, как не лифтер, бдящий в будке, является той самой “лакмусовой бумажкой”, что свидетельствует о надвигающейся серьезной проблеме с лифтом. И не только: по сути, у дома и даже двора в те годы был хозяин, который волей или неволей следил за происходящим вокруг. С годами “институт лифтера” канул в Лету, а ослабленное внимание к хозяйству привело к его раскулачиванию. По словам Хачатряна, случаи грабежей лифтового оборудования довольно часты. В прошлом году имело место более 10-ти. А один из шенгавитских лифтов простаивает и поныне — разворован подчистую!
О комфортном проезде в лифте остается лишь мечтать. Порой малоосвещенная и “благоухающая” кабина, ее вибрация и скрежет по ходу движения производят настолько тягостное впечатление, что кажется — вот-вот и подъемник рухнет. Автор этих строк не раз предпочитал подниматься пешком даже в случае, когда была уверена — лифт в доме починили в рамках вышеуказанной программы мэрии. Убедить себя, что лифт безупречен при наличии всего вышеперечисленного, никак не получалось. Вдобавок ведь еще и не понятно, кто в случае аварийной остановки механизма вызволит тебя из кабины — ведь номера телефона местного механика гость не знает…
В мэрии порадовали: того гляди и за лифтами примутся следить. Точнее, наблюдать. По словам Хачатряна, ныне доводится до кондиции программа “Модернизация обслуживания лифтового хозяйства”. И как только удастся утрясти массу нюансов, жильцы многоэтажек получат возможность выбора — ездить в лифте без какого-либо к себе внимания или же находиться под пристальным контролем соответствующей службы. Согласно задумке коммунальщиков, лифтовый механизм будет снабжен специальной установкой. Последняя — детище интеллекта специалистов завода Электроаппаратов — в случае остановки лифта или иной неполадки позволит оповестить специально созданную службу.
Предполагается, что сигнал по оптико-волоконной системе будет поступать как в централизованную службу в мэрию, так и в специальные службы, расквартированные в каждом районе. Что позволит механикам, вооруженным всеми инструментами, через 3, максимум 5 минут, вне зависимости от времени суток, оказаться на месте ЧП. Вдобавок, благодаря установленной в самом “сердце” лифта камере, удастся фиксировать все, что происходит там, а также в подъезде, дворе или даже улице. Словом, любого, кто посягнет на содержимое лифтового механизма, и не только, благодаря разработанным подпрограммам “Безопасная улица, двор и дом”, удастся вовремя остановить. Либо поймать впоследствии, предъявив видео-доказательство.
Ноу-хау будет внедрено не везде, а лишь в тех домах, жильцы коих выразят свое желание руководству кондоминиумов. И те заключат договора. Средства за услугу, как предполагается, “набегут” приемлемые. Так что население расходы наверняка потянет. Тем более что и сейчас определенные суммы вносятся за обслуживание подъемника. При этом 500-1500 драмов (таковы минимальные и максимальные расценки, действующие в разных общинах города) особой гарантии оперативности прибытия лифтера, не говоря уже о специализированном подходе к вызволению “пленника”, не дают. Если же за дело возьмутся обученные люди, останутся целы и нервы, и оборудование. Кстати, недавно в одном из домов 75-летней старушке, оказавшейся в заложниках в кабине, застрявшей меж этажами, пришлось прыгать с высоты полуметра. При этом та лишилась чувств при приземлении — еле откачали всем подъездом… Что ж, ныне остается лишь дождаться начала реализации программы, которая уже заявлена новому мэру Карену Карапетяну. А также понадеяться на то, что в городской мэрии приложат максимум сил и уделят внимание и тем полутора тысячам подъемников, вне зависимости от того, какой бы “неподъемной” не оказалась сумма на их “реставрацию”.