Тегеран заинтересован понять…

Архив 201028/01/2010

Иранская сторона стремится сохранить свои отношения с Арменией на фоне меняющейся региональной ситуации

Два дня в нашей стране находился с визитом министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки.

Главу внешнеполитического ведомства Исламской республики принял президент Серж Саргсян, состоялись также его встречи и беседы с премьер-министром Тиграном Саркисяном, руководителем нашего МИД Эдвардом Налбандяном и секретарем Совбеза республики Артуром Багдасаряном.

Официальным поводом для приезда высокого гостя стало очередное заседание межправительственной комиссии, рассмотревшей целый ряд аспектов сотрудничества в торгово-экономической и энергетической сферах, дорожного строительства. Визит был успешным. Это не в последнюю очередь связано с тем, что, по словам президента, Ереван рассматривает Тегеран в качестве надежного партнера, ключевого игрока в регионе, отношения с которым являются для нас “весьма важными”. И углубление сотрудничества исходит из наших интересов. Президент отметил, что за последнее десятилетие проведена большая работа, реализованы значительные энергетические, инфраструктурные и иные проекты. Их целесообразность “оправдана в политическом и экономическом смысле”. Они будут способствовать дальнейшему развитию отношений стран-соседей.
Сообщается, что в ходе встречи стороны обсудили вопросы армяно-турецких отношений, региональной стабильности и безопасности, а также последние развития переговорного процесса по урегулированию карабахского конфликта. Серж Саргсян в этой связи поблагодарил иранскую сторону за сбалансированный подход в вопросе урегулирования карабахского конфликта.
Важно отметить, что региональная политическая проблематика подробно обсуждалась также в ходе переговоров иранского посланца с Эдвардом Налбандяном и Артуром Багдасаряном. При этом глава МИД Ирана “приветствовал усилия, направленные на установление отношений между Арменией и Турцией”, а также “представил ситуацию вокруг ядерной программы своей страны”. Что, кстати, очень важно для нас, учитывая отношение к этому вопросу международного сообщества, коллизии, существующие в отношениях Ирана со странами Запада.
Необходимо знать, как далеко может зайти противостояние. Впрочем, политический аспект консультаций этим, разумеется, не исчерпывался.

Очевидно, что содержание переговоров было много богаче официально декларируемой проблематики, и это вполне нормально. Не секрет, что в последнее время наши взаимоотношения с Тегераном стали предметом определенных спекуляций. В частности, это было связано и с недавней поездкой в Иран второго президента Роберта Кочаряна. Говорилось, например, что Тегеран обеспокоен тенденциями армяно-турецкого сближения и возможными подвижками на карабахском направлении. Объясняется это тем, что статус-кво иранскую сторону устраивает, а любое его нарушение, способное так или иначе повысить роль Турции, Исламская республика рассматривает как определенную угрозу своим позициям в регионе. А поскольку Роберт Кочарян, как утверждается, также недоволен коррекциями во внешнеполитическом курсе страны, то… Словом, была нарисована этакая связка “Кочарян — Тегеран”. А если учесть, что второй президент еще и в Москве в последнее время побывал, то “все ясно”: слишком могучие силы противостоят армянской дипломатии, надо ожидать, что политику Еревана вот-вот “поправят”.
Тут все дело в том, что наряду с вещами очевидными и бесспорными в рассуждениях подобного рода присутствует масса домыслов и натяжек. В сочетании это создает в какой-то мере правдоподобную картину. Но, скажем сразу, правдоподобность — не истина, и ситуация, как нам представляется, выглядит совершенно по-иному.
Бесспорно, Иран весьма пристально отслеживает региональные процессы — как карабахский, так и армяно-турецкий. Несомненно, что возможное изменение раскладов на Южном Кавказе очень интересует иранскую сторону. И нет сомнений, что Манучехр Моттаки хотел получить по этим вопросам самую подробную консультацию, понять реальную картину происходящего и все вероятные перемены. Это обычное дело для стран-соседей, отношения между которыми находятся на уровне стратегического партнерства. Потому что иранцам необходимо знать, какова будет судьба нескольких важных и амбициозных транспортно-энергетических проектов в свете, например, возможной деблокады армяно-турецкой границы. Не откажется ли Ереван от своих намерений? Не имеют ли в виду в Армении пересмотреть определенные планы? Возможно ли, чтобы новые реалии помешали сотрудничеству или наоборот — они создадут дополнительные возможности для его развития? Это совсем не значит, что “Тегеран против вероятных перемен”, что иранская сторона непременно попытается тормозить начавшиеся процессы. Иранцы — прагматики, они никогда не станут мешать тому, что может принести выгоду, способствовать развитию торговли. Но для этого, повторяем, им надо понять, что же на деле происходит. И в этом смысле визит главы внешнеполитического ведомства ИРИ совершенно необходим. Моттаки понял и “приветствовал процесс армяно-турецкого сближения”. Что же касается поездки Роберта Кочаряна в Тегеран и в Москву, то и здесь ничего сенсационного, полагаем, нет. Во-первых, Кочарян ныне — видный сотрудник российской компании “Система” и бывать в Москве — его прямая обязанность. С нашей конкретикой это может быть совершенно не связано. Во-вторых, даже если допустить, что он выступает против нынешнего внешнеполитического курса (во что не верится), то представить, что он станет обсуждать свои подходы с иранцами, тем более плести с ними какие-то совместные интриги против действующей власти, очень трудно. Так вообще-то не делается. Делается по-другому. Бывшие президенты как политики высокого ранга нередко выполняют конкретные поручения президентов действующих. Существует немало ситуаций, когда неофициальная поездка такого деятеля предпочтительнее, нежели визит даже высокопоставленного функционера. Вероятно, это именно одна из таких ситуаций, потому что, повторим, иранцев происходящие подвижки интересуют в высшей мере. Кроме того, российские многопрофильные бизнес-структуры, представляемые ныне Кочаряном, могут иметь свой конкретный деловой интерес в обсуждаемых проектах. И это тоже одна из весьма вероятных тем его переговоров в Тегеране.
По итогам визита Манучехра Моттаки создается впечатление, что необходимые разъяснения иранская сторона получила и осталась ими удовлетворена. Тегерану важно было понять, что Армения по-прежнему заинтересована в развитии многостороннего сотрудничества, в том числе и не в политическом поле. Это понимание, кажется, достигнуто. И вполне вероятно, что ставшие традиционными армяно-иранские консультации на высшем уровне уже в ближайшее время будут продолжены. Если, конечно, внутриполитическая ситуация в Иране в обозримой перспективе останется стабильной.