Тегеран — Баку: наступает момент истины

Архив 201224/03/2012

Иранская дипломатия может сделать окончательный выбор в пользу Еревана

Недавно стало известно, что Азербайджан оформил с Израилем крупнейшую в своей истории 1,6-миллиардную сделку на приобретение средств противовоздушной и противоракетной обороны, беспилотников и прочего высокоточного оружия. Израиль — по общему стоимостному объему военного экспорта вооружений в Азербайджан — опередит Россию.

Власти Ирана потребовали разъяснений, одновременно выразив озабоченность в связи с “усилением влияния сионистского режима в сопредельных Ирану странах”. Интересен ответ Азербайджана. Баку заверил, что приобретаемое вооружение предназначено “исключительно для освобождения оккупированных азербайджанских территорий и не будет использовано против третьих стран, в частности — Ирана”. Поражающее признание сотрудничества с Израилем в целях подготовки к новому военному конфликту с Арменией порождает два вопроса. Во-первых, неужели Баку не отдает себе отчета в том, что военное сотрудничество с Израилем ставит его в крайне невыгодное положение не только в отношениях с соседним Ираном, но и вообще в мусульманском мире, где союзнические связи, тем более военные, с Тель-Авивом имеют скорее исключительный характер? Или, может быть, Азербайджан перестал позиционировать себя как исламское государство? Во-вторых, неужели Иран столь близок в военном и политическом отношениях к Баку, что ему можно доверительно сообщать о военных намерениях? Что это — предложение Ирану войти в союз против Еревана?
…Иранцам, похоже, вдвойне обидно, что исламское единство в этот раз попирается самым близким соседом, близким не только территориально, но и религиозно. Ведь мусульманское население обеих стран идентично в лице шиизма. Во главе Ирана — высшее шиитское духовенство, не знающее деления на шиитов-персов и местных шиитов-азербайджанцев (тюрок). Да и военно-политическое руководство ИРИ, следуя принципу “друг моего врага (Израиля) — мой враг”, на фоне беспрецедентной перспективы расширения военного сотрудничества Баку и Тель-Авива все однозначнее относит соседний Азербайджан к числу своих региональных противников. Для Ирана характер отношений стран региона с Израилем был и остается основным критерием их лояльности или враждебности по отношению к Исламской Республике. Поэтому несомненно, что устанавливающий тесный военно-технический союз с Израилем Азербайджан попадает в число иранских врагов. Заверения о том, что израильские системы вооружения предназначены “для освобождения оккупированных азербайджанских территорий” в Тегеране не принимаются, ибо главная “вина” Азербайджана, по иранской оценке, уже в том, что он пошел на союз с Израилем.
При этом в Тегеране, конечно же, отдают себе отчет и в том, что реальная перспектива значительного повышения с помощью Тель-Авива военного потенциала Азербайджана способна нарушить баланс военных сил на Южном Кавказе, обеспечить азербайджанское военное превосходство над Арменией, а возможно, и над иранской группировкой вооруженных сил на северо-западе страны, где как раз и проживает значительная часть этнических азербайджанцев-тюрков. Выдержать открытие “второго фронта” на границах с Азербайджаном для Ирана, находящегося уже не первый год во враждебном окружении и испытывающего беспрецедентное экономическое давление со стороны США, ЕС и др. стран, может оказаться и не под силу. Иранская дипломатия и раньше никогда не ориентировалась на одностороннюю поддержку Азербайджана в конфликте с Арменией, а теперь и вовсе может сделать выбор в пользу Еревана.
Ирано-армянская граница, несмотря на ее незначительную протяженность в 35 км, наряду с Грузией фактически — второе “окно в мир” для Армении, которая на других направлениях блокирована недружественными Турцией и Азербайджаном. По трубопроводу Тебриз — Арарат в Армению с 2008 года поставляется иранский газ, что в условиях возможных перебоев поставок российского газа через Грузию имеет стратегическое значение. Тегеран — важный инвестор в армянскую экономику, в том числе в энергетической сфере Армении.
Иран в свою очередь также не заинтересован в сокращении экономических отношений с Ереваном, в том числе и по политическим соображениям — опасность сближения Армении с США, которые, конечно же, давят и будут давить на армянское руководство в целях ограничения контактов с Тегераном. Армения для Ирана тоже своего рода окно в мир, в мир стабильности и добрососедских отношений.
До сих пор даже США не позволяли своему ВПК заключать столь крупные контракты на поставки вооружения Азербайджану, опасаясь спровоцировать новую войну Баку с Ереваном за Нагорный Карабах. В данном случае Израиль проигнорировал позицию американского союзника и пошел на очень крупную сделку с Азербайджаном в интересах своего ВПК, “убивая” при этом двух зайцев: и полтора миллиарда можно получить, и со своим вооружением, пусть и в азербайджанских руках, подойти к границам Ирана.
Тем не менее дальнейшее продвижение этой сделки представляется не таким уж быстрым и успешным. Иран, конечно, вряд ли заставит Баку отказаться от этого плана, но нельзя исключать, что это сделают сами американцы. Да и Россия своего слова в отношении азербайджано-израильской сделки пока не сказала. Реализация договоренностей на поставки этих вооружений потребует немало времени, и их появление в азербайджанской армии, видимо, стоит ожидать через два-три года в самом оптимальном варианте. В этой связи можно делать вывод, что это контракт на ближайшую перспективу. Эти вооружения не предназначены для той войны против Ирана, которая сейчас считается многими экспертами вопросом ближайшего времени.
Хотя для мирного урегулирования иранской ядерной проблемы еще есть время, заявил недавно пресс-секретарь Белого дома Джей Карни. Американский подход заключается в том, чтобы “продолжать идти по пути дипломатического решения проблемы при одновременном применении очень агрессивных санкций и усиливать давление на Иран”. Не хочется, чтобы к усилению давления на ИРИ подключались соседние с нами государства Южного Кавказа. Нарастающая конфронтация между Ираном и Азербайджаном — не в интересах России, которая прилагает огромные усилия по обеспечению стабильности у своих границ.

Николай Петрович Кольчугин — эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока
“Независимая газета”, 23.03.20012