Те же грабли, тот же экскаватор

Архив 201011/03/2010

Начало строительства кинотеатра “Москва”. Церковь Погоса-Петроса еще цела...Правительство приняло решение изъять из списков памятников архитектуры Летний зал кинотеатра “Москва”. За этой невинной на первый взгляд строчкой кроется ни больше ни меньше элементарное пренебрежение национальной культурой.

История достаточно запутанная, скорее не столько запутанная, сколько тщательно скрываемая от культурной общественности. Без должной прозрачности, скажем так. В конце концов, речь ведь идет не о каком-нибудь рядовом сооружении, а произведении архитектуры из самой что ни на есть “Красной книги”. Ведь абсолютно справедливо Летний зал “Москвы” считается крупным произведением отечественного зодчества 60-х годов. Авторы, прежде всего Спартак Кндехцян, а также Тельман Геворкян, намного опередили время, дали ощутимый толчок армянской архитектуре, которая в те годы стала топтаться между “национально-гранатовым” стилем и несмелыми современными формами.
Еревану здорово повезло, когда в одночасье Спартаку Кндехцяну привиделся этот кинотеатр, а тогдашний мэр Григор Асратян загорелся этой идеей. Итог был поразителен. Авторитетный журнал “Декоративное искусство СССР” в 1967 году отмечает, что Летний кинотеатр гениально вписан в тесный тупичок между зданиями. Высокий балл, одним словом. Он действительно органично был втиснут между “Москвой” и зданием, где размещалась редакция Армянской энциклопедии. Проработав вплоть до суверенных лет, Летний зал однажды был подвергнут вивисекции. Терраса, органичная часть целого, была с “согласия” автора снесена… Вспоминает архитектор Левон Игитян, который в те еще годы видел, как рождалось это выдающееся сооружение. “Спартаку удалось невероятное — самым непостижимым образом иметь более чем 900 мест в этом зале. Мне позже посчастливилось быть на обсуждении в Союзе архитекторов СССР в Москве, где Летний кинотеатр признали шедевром, прорывом в архитектуре, результатом прогрессивного мышления, новым словом советской архитектуры. Сегодня нам пытаются вешать лапшу, что Летний кинотеатр невозможно эксплуатировать, что он давно нерентабелен и т.д. Эти разговоры служат гарниром к постановлению правительства. Было бы желание его эксплуатировать — нашли бы выход. Думаю, дело не в этом, а в том, что уж больно место лакомое… Это не первый случай посягательства на него. В начале 80-х годов какой-то зампред Совмина разрешил открытие хашаноца под кинотеатром. Еле удалось спастись от этого — помогло ТВ. Позже при капремонте основного здания кинотеатра под предлогом эвакуации зрителей и строительства новых лестниц порушили террасу — лестницы так и не построили, их обрубки торчат, как культи. Потом Спартака “уговорили” на снос террасы и предложили построить тут многофункциональное здание. Он вынужденно сделал отличный эскизный проект, дом на ногах-опорах, а за ним — Летнее кино. Проект, кстати, сохранился. И вот добрались до сохранившейся части…”
Основной аргумент велик и могуч. Святой Эчмиадзин положил глаз на эту территорию, как если бы тут был пустырь. И не просто положил, а возжелал отстроить заново церковь Погоса-Петроса, некогда стоявшую на месте кинотеатра “Москва”. Такое патриотическое желание. По принятой версии, церковь тут была основана еще в V-VI веках — здесь был самый центр древнего Еревана, потом на ее месте появилась средневековая церковь, которая была разрушена сильнейшим “землетрусом” 1679 года. В 1691-1692 годах на святом месте построили не бог весть что — обычнейшую базилику периода, увы, упадка. С ней-то и расправились в начале 30-х и воздвигли кинотеатр. Тоже, впрочем, достойнейшее произведение Т.Ерканяна и Г.Кочара. Зачем сегодня понадобилось доставать Погоса-Петроса из небытия, вряд ли можно толком объяснить. Точных обмеров убиенной большевиками базилики, кажется, нет, только несколько фотографий. Что было внутри, тоже неизвестно, сохранилось несколько фрагментов росписей — и баста. Так в чем же нужда? Неужели духовность так одолела людей, что прямо невтерпеж.
Между тем на расстоянии 250 метров есть церковь Катогике. Ее, кстати, много лет Св.Эчмиадзин порывается обустроить, да все никак. Какая гарантия, что, снеся Летний кинотеатр, тут соорудят “полную копию ранее разрушенной церкви Святых Петра и Павла”? — это слова министра культуры Асмик Погосян. Какая гарантия и какой резон, ведь сюда никакой Погос-Петрос не влезет — базилика имела внушительные объемы.
Однако интрига в другом. Допустим, действительно Св.Эчмиадзин обратился с подобной просьбой. С просьбой — не требованием! Что помешало культурно отказать в подобной просьбе? Правительство пошло иным путем. Совершенно непонятно, как вообще из списка памятников пусть даже не государственного, а местного значения должен изыматься тот или иной памятник при острейшей непреодолимой необходимости. Памятник — прерогатива и вотчина Минкульта, это ему доверили национальное достояние. Спрашивается, почему министерство не дало бой и не отстояло памятник и в конечном итоге не воспрепятствовало решению правительства? В чем видит свою роль министр Асмик Погосян? Понятно, бороться за кинотеатр ушедших архитекторов менее приятно, чем наслаждаться обществом Эмира Кустурицы, но все же. Так вот, как изъяли кинотеатр из списка — просто вычеркнули? Есть ли методика, какая-то концепция или механизм изъятия памятников из списка, объяснения, доводы, аргументы специалистов, мнение профессионалов и т.д.? Или же одно только желание левой ноги? Более чем странно… Мало ли завтра кто что предложит, неужели опять министр, этот или другой, сдаст очередной памятник, пусть даже современный?
Итак, ООО “Кинотеатр Москва” отказывается от Летнего зала в пользу Св.Эчмиадзина. Что дальше? Дальше — надо полагать, в один прекрасный день нагрянет техника и снесет списочный памятник под корень. Потом тут долго ничего не будут строить, и в один, то есть другой, прекрасный день начнут строить элитный жилой дом или гостиницу. Плюс маленькую часовенку. Св.Эчмиадзину или инвестору Икс понятно ведь, что возводить “полную копию” Погоса-Петроса — чистая блажь и продукт безудержной фантазии. Если уж так хочется Св.Эчмиадзину иметь “полную копию”, по терминологии г-жи министра культуры, то почему бы ее не возвести где-то в другом месте, где базилика, хотя и новодел, могла бы быть органичной частью среды и т.д.? А вот почему те, кто принимал столь скоропалительное решение, не посоветовались ни с Союзом архитекторов, ни с просвещенными людьми — большой вопрос. Правительство в который раз наступает на те же грабли, а вернее натыкается лбом на ковш экскаватора. Вспомним хотя бы гостиницу “Севан”. Резкими движениями правительство вымывает из ереванского ландшафта ценные памятники, чем способствует опустыниванию культурного пространства. Цепная реакция — противная штука: глядишь, очередному инвестору приглянется другое приятное местечко, пусть даже и с памятником. И опять в Минкульте не устоят и вычеркнут… “Пусть нам хотя бы представят перспективный план уничтожения памятников”, — предлагает Левон Игитян. Это, что и говорить, действительно облегчит дело.
* * *
Если Св.Эчмиадзину на самом деле хочется свершить богоугодное дело, то хорошо бы восстановить Летний зал в том виде, в каком он пребывал изначально. Это будет данью уважения к Спартаку Кндехцяну и Тельману Геворкяну, всей нашей зодческой культуре, которая вовсе не ограничена традиционной классикой.