Танцы Улюкаева на “тюркской дуге”

Архив 201424/07/2014

 

В последнее время имя министра экономического развития России Алексея Улюкаева стало мелькать в сообщениях мировых информагентств. Во время своего визита в Баку он пригласил Азербайджан в Евразийский экономический и Таможенный союзы.

“Мы говорили об этом, и данный вопрос остается предметом обсуждения. С моей точки зрения, было бы логичнее и правильнее участие Азербайджана в этих соглашениях. Азербайджан же пользуется режимом свободной торговли СНГ. Надо дальше двигаться в этом направлении. ЕАЭС — это не только свободный рынок товаров, но и услуг, инвестиций, рабочей силы. Это — защищенность бизнеса и труда”, — подчеркнул при этом российский министр. При этом он отметил, что, “конечно, помимо экономических, существуют и некоторые политические вопросы, но считаю, что нет таких вопросов, которые невозможно было бы решить”. Но министр экономики и промышленности Азербайджана Шахин Мустафаев ответил однозначно: “Азербайджан не планирует вступать в Евразийский экономический союз или Европейский союз”, так как “эти проекты имеют не только экономические составляющие, но и политическую подоплеку”.
Вообще-то предлагать участие или неучастие в интеграционных процессах на постсоветском пространстве кому бы то ни было — не компетенция министра Улюкаева. Если Москва действительно строит планы по привлечению Баку к участию в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, то такую инициативу должен был проявить или президент России Владимир Путин, или президент Азербайджана Ильхам Алиев. Такого нет. Тем не менее тогда в азербайджанских и армянских СМИ поднялась волна разного рода предположений и интригующих суждений о причинах, побуждающих Москву “заманивать” Баку в свои проекты, и все, конечно, связывалось с загадкой: “Вернут ли Азербайджану контроль над Карабахом в случае его вступления в эти союзы?”
Возможно, Улюкаеву было поручено провести политический зондаж позиции Азербайджана, и через это оказать некоторое давление на Армению, вступление которой в Евразийский союз, несмотря на заявленное желание, планируется лишь в октябре. Что из этого получилось, мы не скоро узнаем. Теперь аналогичную бакинской “операцию” — но только уже с Улюкаевым — провели и турки. После встречи в Сиднее на площадке G20 со своим турецким коллегой Нихатом Зейбекчи Улюкаев сообщил, что “Турция инициировала вопрос о создании зоны свободной торговли с Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана”, и что стороны “договорились создать соответствующую рабочую группу и в сентябре начать более подробное обсуждение этих возможностей и перспектив”. Напомним, что о намерениях Анкары стать членом ТС стало известно со слов президента Казахстана Нурсултана Назарбаева 24 октября 2013 года во время заседания Высшего евразийского экономического совета в Минске. Он сообщил, что с просьбой рассмотреть вопрос о присоединении Турции к Таможенному союзу обратился лично президент Турции Абдулла Гюль. Во-первых, если Турция имеет такое желание, она должна была бы обратиться с такой просьбой ко всему руководству Таможенного союза, а не только к одному Назарбаеву. Во-вторых, Гюль — уходящая политическая натура. Поэтому в ходе Анкары по инициированию вступления в Таможенный союз заложена политическая интрига. Премьер-министр и кандидат в президенты Реджеп Эрдоган, выступая на традиционном ужине для руководителей иностранных дипмиссий, заявил, что его партия рассчитывает на содействие Италии в активизации интеграционного процесса по вступлению Турции в ЕС. Анкара добивается также пересмотра условий своего участия в таможенном союзе Европейского Союза, который позволил бы ей обрести правовой иммунитет от “капризов” Европы. Поэтому широко разрекламированная так называемая активная “операция” Улюкаева приобретает особую значимость. В Армении есть мнение, что “Россия хочет нейтрализовать формат Минской группы и вступить в сделку с Турцией по поводу нового формата, в котором Анкара будет играть серьезную роль”. В свою очередь бакинский проправительственный портал haggin.az считает, что речь идет об изменении геополитической ситуации в Закавказье. В Баку полагают, что “Турция может войти в Таможенный союз только при условии, если армянские войска будут выведены из Карабаха, в противном случае участие Армении вместе с Турцией является противоестественным”. То есть Азербайджан опасается, что союз Анкары с Ереваном через Таможенный союз изменит ситуацию в регионе и в первую очередь приведет к открытию границ между двумя странами. Тем более что ни Ереван, ни Анкара не отзывали из парламентов парафированные в Цюрихе в 2009 году протоколы о нормализации двусторонних отношений и деблокаде границы, и потенциально готовы к возрождению общего рынка в регионе.
Что касается карабахской проблематики, то она выводится за скобки и вопрос открытия границы Турции с Арменией переводится в плоскость российско-турецких отношений, а точнее, в сферу Таможенного и Евразийского союзов. В “сухом остатке” серии зондажей получается: Азербайджану предложили вступить в Таможенный союз — он отказался, а Турция, наоборот — конъюнктурно готова. Не будем забывать, что Цюрихские соглашения в октябре 2009 гола Анкара подписала с Ереваном без оглядки на Баку. Так что российский министр экономики Улюкаев играет ва-банк на тюркских полюсах, понимая, что зигзаги закавказской дипломатии завершатся тем, что уже было в 20-х годах прошлого века, когда Запад сдал большевикам Кавказ, а большевики поддержали кемалистскую революцию. Все в этом мире повторяется, а в Закавказье — особенно.

 

Станислав ТАРАСОВ
ИА РЕХ