Таможенный союз и Соглашение об ассоциации с ЕС: плюсы и минусы

Архив 201319/09/2013

С начала сентября вся внутриполитическая жизнь прочно завязана на проблеме вступления Армении в Таможенный союз. Политические силы, в том числе и оппозиция, приступили к комментариям этого события с некоторым опозданием. Поначалу вместо собственных оценок дружно жаловались на недостаток информации, который не смогли восполнить даже после общения с министром иностранных дел Эдвардом Налбандяном. Тем не менее картина понемногу начинает проясняться.

“РЕШЕНИЕ О ПРИСОЕДИНЕНИИ АРМЕНИИ К ТС БЫЛО ПОЛИТИЧЕСКИМ И БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫМ”

Чемпионом по обтекаемости выраженной точки зрения можно считать комментарий главы “Процветающей Армении” Гагика Царукяна, озвученный его пресс-секретарем Иветтой Тоноян.
“По вопросу о желании Армении присоединиться к Таможенному союзу у председателя ППА имеется четкая и ясная позиция. Прежде всего, пока рано говорить о присоединении к Таможенному союзу, потому что речь все еще идет лишь о желании Армении вступить в ТС, и для того чтобы это стало реальностью, потребуется немало времени и необходимых процедур. И потом, по нашему глубокому убеждению, в Армении мало кому известно, если вообще известно, что из себя представляет членство в Таможенном союзе. Когда мы пройдем хотя бы часть этого пути и хотя бы приблизительно будут очерчены итоги и последствия вступления, только тогда можно будет озвучить более предметные оценки”, — заявила она в ответ на журналистский запрос, напомнив высказанную ранее Царукяном оценку армяно-российских отношений о том, что “Россия является важнейшим экономическим и стратегическим партнером, обеспечивающим важнейшую составляющую системы нашей безопасности”.
В случае с оппозиционными силами проблема в том, что им как бы не с руки выступать против решения о вступлении в Таможенный союз, потому как на самом деле они с принятым решением в общем и целом согласны. Другой вопрос, что сознаваться в этом не спешат, пытаясь найти удобную нишу, сохраняющую возможность критиковать действующую власть пусть даже не за это решение, а вообще, скажем, за недостаточный торг с Россией. Подобной точки зрения придерживается Левон Тер-Петросян. А позиция Раффи Ованнисяна, к примеру, выстраивается вокруг опасений по поводу “потери суверенитета в обмен на безопасность”.
Глава Института Кавказа Александр Искандарян высказал на сей счет очень точную оценку. По его словам, решение о присоединении Армении к Таможенному союзу было политическим и безальтернативным, и кто бы ни был на месте президента Сержа Саргсяна, будь то лидер “Наследия” Раффи Ованнисян, лидер ОНС Паруйр Айрикян или кто-либо еще, был бы вынужден принять то же самое решение.
Главным обоснованием неизбежности принятого решения, по оценке эксперта, является то, что у остальных стран Восточного партнерства “нет своих азербайджанов”.
“В отличие от Грузии, Украины и Молдовы, у Армении имеется проблема безопасности. На Молдову или Украину можно оказать давление или влияние в экономическом плане, в плане коммуникаций, перемещения людей и т.п. Все это вещи принципиально компенсируемые. Это деньги, и ЕС может это компенсировать. Что касается Грузии, то у России нет инструментов, все, что можно было сделать, уже сделано, и Грузии нечего терять. Но когда ставится вопрос безопасности, у Армении есть красная черта, за которою она не может переступить”, — заявил Искандарян на состоявшемся на днях обсуждении “Новый выбор Армении: Сценарии экономического и политического будущего”, организованном в Ереване Фондом Конрада Аденауэра.
“РАЗВЕ КТО-ТО НАМ СКАЗАЛ “ДА” И МЫ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЛИ?”

Той же точки зрения придерживается и поначалу не спешившая с оценками АРФ Дашнакцутюн, которая по размышлении сразила всех историческими параллелями.
“В 1918-1920 годах была подобная ситуация, азербайджанцы очень быстро стали сотрудничать с большевиками, мы едва смогли удержать Зангезур и с ним войти в Советский Союз. В то время дашнакское правительство так же, исходя из ситуации, уступило власть большевикам. Разве в большевистской России были более высокие ценности, что мы вошли в состав Советского Союза? Нет. То же самое происходит и сейчас. Наша задача — передать нашим будущим поколениям 42 тысячи квадратных километров”, — заявил представитель Верховного органа АРФД Армен Рустамян, подчеркнув, что делая выбор в пользу Евразийского союза, Армения не имела альтернативы с точки зрения военной и энергетической безопасности.
“Когда я был председателем комиссии парламента по внешним отношениям, я многократно встречался с американцами и другими, и когда меня спрашивали, что делает российская база в Армении, я им задавал ясный вопрос: смогут ли они обеспечить нашу безопасность, если мы уберем эти базы? Они отвечали — нет. Разве кто-то нам сказал “да” и мы этого не сделали? Мы на протяжении длительного времени работали с Евросоюзом в направлении формирования системы южнокавказской безопасности. Чего достигли? Ничего”, — заявил Рустамян.

“А Я ВЕДЬ ПРЕДУПРЕЖДАЛ ФЮЛЕ”

Классикой жанра, замкнутого на предопределенности событий, можно считать комментарий лидера АНК Левона Тер-Петросяна, посоветовавшего своим соратникам не увлекаться критикой России, потому что Таможенный союз при нашем геополитическом и прочих раскладах все равно был неизбежен. Другой вопрос, что Армения, по его мнению, могла получить больше, если бы не погрузилась столь глубоко в переговоры с ЕС.
“А я ведь предупреждал Фюле, что все так и будет, а он покраснел, обиделся. Пусть теперь сам решает, кто был прав”, — об этом Тер-Петросян рассказал на заседании правления партии, заявив, что Европе стоит извиниться за недоверие к его словам.
Европа между тем выразила свою позицию словами все того же Штефана Фюле, комиссара ЕС по вопросам расширения и политики европейского соседства, который заявил: “Мы точно не отказываемся от Армении и армянского народа”. В этом контексте Тер-Петросян, видимо, извинений не дождется. Хотя кто знает, может в следующий раз вновь обратятся к нему за консультацией.
По мнению Александра Искандаряна, “Европа, возможно, попытается найти способ возобновления переговоров с Арменией. Об этом свидетельствует, в частности, и визит еврокомиссара Штефана Фюле в Ереван”.

“ПОТЕРЯННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ СОВЕРШИТЬ ПРЫЖОК В ЭКОНОМИКЕ”

Если с политическим обоснованием вступления Армении в ТС вопросов практически не возникает, то в экономическом плане оценки очень сильно разнятся.
По мнению экс-члена АОД Ованеса Игитяна, в свете решения о вступлении Армении в Таможенный Союз следует ждать определенных внутриполитических перестановок и отставок, в том числе и в “верхах”. Об этом он заявил на состоявшейся на днях пресс-конференции, отметив, что был привлечен к процессам вокруг соглашения об Ассоциации с ЕС. Причиной отставок, по словам Игитяна, послужит то обстоятельство, что сегодня довольно сложно представить радикальную смену позиции армянских переговорщиков из МИД и Министерства экономики — людей, которые серьезно намеревались продвигать вперед данный курс на евроинтеграцию. По его оценке, этот шаг — радикальная смена экономической политики и в определенной мере потерянная возможность совершить прыжок в экономическом развитии.
“Таможенный Союз станет своего рода “экономическим политбюро” для Армении, а председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко будет указывать, какие товары и по каким таможенным пошлинам будут импортироваться и экспортироваться”, — считает Игитян, отмечая, что если Армения что-то и выиграет от вступления в ТС, то этот выигрыш будет незначительным — 5-7% экономического роста недостаточно, чтобы сломить нынешнюю тяжелую социально-экономическую ситуацию и остановить поток эмиграции.
По его словам, соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли открывали возможность для производства в Армении всего того, что производится в Европе. С учетом дешевой и качественной рабочей силы в Армении, в стране могли быть открыты филиалы международных компаний, что создало бы основы для прыжка в развитии.
Говоря о перспективах дальнейших взаимоотношений с ЕС, Игитян отметил, что это будут уже совершенно иные переговоры с совершенно иным уровнем доверия.
“Европейский союз старается иметь соглашения со всеми странами. В случае Армении сегодня Соглашение об Ассоциации было самым высоким соглашением с ЕС, которое включало возможность развития экономики. Сейчас Армения вернется на 15 лет назад: Армения подпишет общие декларации — по демократии, свободе слова и так далее”, — заявил он.
Александр Искандарян с большой долей скепсиса относится к экономическим выгодам от присоединения к ТС, отмечая, что “Таможенный союз кроился под Казахстан и Россию, а все, что им нужно, противоречит тому, что необходимо Армении”.
“Казахстан и Россия производят и экспортируют энергоносители, и Таможенный союз нужен им для этого. Армения же импортирует энергоносители. Более того, между странами ТС и Арменией не только нет границ, но и между ними лежит не пустая территория, а Грузия, являющаяся очень специфической страной для России. Помимо всего этого, Таможенный союз — это тысячи страниц текстов, которые годами прорабатывались. И сегодня взять в одночасье все это подписать Армения по понятным причинам не может”, — отмечает Искандарян. Отметим, что, согласно сообщениям из российских источников, процесс подготовки документации может завершиться к 2015 году.

“ПЕРСПЕКТИВЫ ТС — ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И РОСТ ВВП”

“Вступление Армении в Таможенный союз в краткосрочной перспективе обеспечит увеличение темпов экономического роста страны”, — такого мнения придерживается заведующий кафедрой математического моделирования в экономике Государственного экономического университета РА, доктор экономических наук, профессор Ашот Тавадян, принимавший участие в исследовании экономического эффекта от вступления Армении в ТС.  По его словам, решение страны вступить в данную структуру вовсе не было неожиданностью. Тавадян напомнил, что в 2011 году Армения присоединилась к соглашению о создании зоны свободной торговли СНГ, а ТС является логическим продолжением.
На состоявшейся на днях пресс-конференции эксперт выразил уверенность, что договор о вступлении Армении в Таможенный союз будет не только торговым договором, но и договором экономической безопасности, что, по его мнению, является частью общей системы безопасности и включает в себя энергетическую и транспортную безопасность. Это будет также беспрецедентным инвестиционным договором, который будет способствовать росту занятости населения. Экономический эффект от вступления в Таможенный союз — это 4% дополнительного роста ВВП страны, причем в краткосрочной перспективе, а в случае Соглашения об ассоциации и углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС в долгосрочной перспективе ВВП Армении мог вырасти до 2,3%”, — говорит А.Тавадян, представляя экономические подсчеты, проведенные совместно с Евразийским банком развития относительно вступления Армении в Таможенный союз.
По его словам, в случае присоединения к Таможенному союзу рост ВВП Армении будет обусловлен в первую очередь прямыми инвестициями в сферу железнодорожного сообщения, что составит порядка 0,5 млрд долларов. Это принесет большую пользу Армении, тем более что у ЕС подобного проекта нет.
“Присоединение к Таможенному союзу увеличивает и возможность возобновления работы Абхазской железной дороги. Следующее — это инвестиции Евразийского банка развития (ЕАБР) в размере 100 млн долларов. Еще один важный аспект — энергетический блок: возможность дальнейшей эксплуатации Армянской АЭС и строительства нового блока”, — подчеркнул экономист, прогнозируя также снижение цены на газ и бензин.
Что касается перспектив создания зоны свободной торговли с ЕС, то здесь, по его словам, следует учитывать риски, отмеченные европейскими экспертами, а именно: закрытая граница с Турцией, зависимость экономики Армении от экспорта сырья, коррупция и европейские стандарты. По его словам, в случае подписания Соглашения об ассоциации с ЕС польза от создания зоны свободной торговли может быть сведена к нулю, если Таможенный союз применит в отношении Армении меры по защите своего рынка.
Речь о том ущербе, который Армения, возможно, понесет в случае повышения цен на российские энергоносители, сокращения трансфертов из России, российских инвестиций, усиления нынешней транспортной блокады, возможных трудностей при импорте товаров армянского производства.
Помимо этого, по словам Тавадяна, не бывает свободного перемещения товаров, услуг и капитала без свободного перемещения людей, чего ЕС не предусматривает с Арменией.
“После вступления Армении в Таможенный союз граждане будут жить еще более безопасно в экономическом отношении, а в случае большего роста ВВП — еще лучше”, — резюмировал А.Тавадян, подчеркнув при этом важность продолжения тесного сотрудничества с ЕС в отдельных сферах, а также принятия европейских норм и ценностей. По его словам, вступление в Таможенный союз не может препятствовать этому.