Так куда же исчез иранский газ?

Архив 201025/02/2010

Как уже сообщалось, 26 февраля Комиссия по регулированию общественных услуг обсудит заявку “АрмРосгазпрома” о повышении цены на природный газ и вынесет свой вердикт.

Все время, предшествующее этому заседанию, общественность активно пытается повлиять на решение комиссии, сделав его сколько-нибудь приемлемым для большинства населения. На днях состоялась встреча общественных организаций с омбудсменом Арменом Арутюняном, где защитника прав усердно старались убедить поднять свой голос против этой антисоциальной акции. И, похоже, убедили. Вчера Армен Арутюнян побывал в комиссии, где встретился с ее членами во главе с председателем Робертом Назаряном. Как стало известно редакции, хотя во время встречи страсти кипели нешуточные, стороны ни в чем друг друга не убедили, с тем и разошлись. Словом, судя по всему, никаких поблажек ждать не приходится и с не адекватной нашим заработкам ценой на голубое топливо придется смириться, так же как с обещанным ее поэтапным повышением в последующие годы.

И все-таки граждане не перестают задаваться сакраментальным вопросом — почему, если Россия повысила цену на свое топливо на 12%, “АрмРосгазпром” подал заявку на 41%? Попробуем разобраться. Одной из мотиваций повышения, представленных компанией в заявке, является сокращение потребления российского газа в Армении. Так, если в 2008 году было использовано более 2 млрд куб.м, то в прошлом — 1 млрд 628 млн куб.м.
Чем же вызвано это сокращение, ведь количество потребителей не только не уменьшилось, а напротив, значительно увеличилось? В 2009 году Ереванская ТЭЦ получила лицензию на выработку электроэнергии из иранского газа, который, согласно межправительственной договоренности, начал поступать в Армению на бартерной основе. Электроэнергия, вырабатываемая из иранского газа, должна поставляться в эту страну из расчета 3 к 1. В минувшем году в рамках этой договоренности из Ирана поступило 180,5 млн куб.м газа . Как сообщается в ответе министра энергетики Армена Мовсесяна на запрос одной из общественных организаций, из этого количества на Ереванской ТЭЦ выработали 140 млн кВт/ч электроэнергии и отправили в Иран. Но если исходить из бартерного расчета 3 к 1, то отправить должны были не 140, а 540 млн кВт/ч. Выходит, что недостача в поставках составила ни много ни мало 400 млн. Где же они? И как мы намерены расплачиваться с Ираном, если он потребует вернуть долг? И второе, самое главное. Ереванская ТЭЦ до поступления иранского газа и получения лицензии на его переработку была одним из крупнейших потребителей российского газа. Теперь, перейдя на иранское снабжение, она фактически отказалась от российского газа, способствуя тем самым снижению уровня его потребления и соответственно росту цены на него. А расплачиваться за это будем мы. Так почему же стратегия распределения долгожданного и более дешевого иранского газа продумана таким образом, что вместо ожидаемого удешевления он способствовал очередному подорожанию его российского “коллеги”?
Соб.инф