System of a Down в “Олимпийском”

Архив 201125/06/2011

В спорткомплексе “Олимпийский” выступила группа System of a Down. О концерте одной из самых популярных “тяжелых” групп в мире, пишет Кирилл СОРОКИН (“КоммерсантЪ”, 23.06.2011 г.). Их московский концерт в “Олимпийском” — последний в рамках европейского тура — свидетельствовал об этом как нельзя лучше. Публика варьировалась в диапазоне от забитых с ног до головы татуировками неформалов до степенных представителей армянской диаспоры и людей с детьми. Нынешний размах System of a Down сковывал разве что невеликий размер сцены, которая в отсутствие экранов с трибуны выглядела как спичечный коробок относительно безликой громадины стадиона; звук, впрочем, извечный камень преткновения хоть сколько-нибудь больших артистов на московских концертах, был вполне адекватный.
Когда на сцене появились сами музыканты и заиграли “Prison Song”, сразу стало понятно, что за прошедшие годы группа не растеряла те тактико-технические характеристики, которые сделали ее не только одной из самых влиятельных, но и одной из самых обаятельных металлических групп нулевых. И все последующие полтора часа, в которые уместилось 26 коротких, напористых и по-своему неотразимых песен, довольно сложно раскладывать на части, поскольку System of a Down, как и прежде, это ураган, сметающий все на своем пути, и масштабы разрушения можно оценить, лишь когда все окончательно стихнет.
Удачно балансируя между театром боевых действий и театром абсурда, Серж Танкян сотоварищи продемонстрировали ровно то, чего от них и ждали, — умение за три-четыре минуты эфирного времени развернуть любую песню на 180 градусов, от пронзительных заклинаний о мире во всем мире перейти к прямым обвинениям. И все это — молниеносно срываясь на звериный рык после учтивых песнопений, совмещая национальные мотивы с оглушительным гитарным гвалтом, а риторику правдорубов — с обыкновенным хулиганством. За последнее все больше отвечал Дарон Малакян, гитарист группы и ключевой соавтор Танкяна, благодаря которому временами довольно сложно было представить, что на сцене люди с ярко выраженной гражданской позицией, чьим видео занимался однажды сам Майкл Мур, — например, в тот момент, когда он под акустическую гитару затягивал первые строки песни “Cigaro”, то есть буквально “мой член больше, чем твой”.
Если же оставить подобные (и немногочисленные) детали, то о нынешних System of a Down хочется отзываться сплошь в превосходных категориях — вся их хеви-металлическая машинерия, движимая на самом деле силами всего четырех человек, наверное, не самая слаженная и суровая, но в их крестовых походах против вселенской несправедливости всегда остается что-то неизменно комическое, делающее их представление не столько явлением живых легенд условной альтернативы, сколько явлением просто живых людей, и это относится не только к самим музыкантам. Уже на исходе концерта, когда Танкян попросил зал помочь спеть ему “Toxicity” и, без преувеличения, весь зал встал на ноги в порыве, достойном лучших футбольных матчей, даже на лице стоящего на трибуне милиционера, кажется, дрогнул тот самый мускул.