“Сын Каддафи держится мужественно, без депрессии. Разве что немного заискивает перед охраной”

Архив 201129/11/2011

Украинский врач рассказал, как он лечит Сейф аль-Ислама

Сыну экс-лидера Ливии Муаммара Каддафи Сейф аль-Исламу необходимо ампутировать два пальца на правой руке. Об этом рассказал “Известиям” украинский хирург Андрей Мураховский, работающий в госпитале города Зинтан и ныне занимающийся здоровьем сына Каддафи. Он рассказал, в каких условиях содержится Сейф аль-Ислам и почему в окружении Каддафи оказались украинцы.

— Каково сейчас состояние здоровья Сейф аль-Ислама?
— Я сделал ему перевязку. У него оторваны половины большого и указательного пальцев на правой руке. Еще на одном рана. Необходима ампутация двух пальцев — там гной, торчат кости, рану нужно закрыть. Но опасности, что инфекция распространится далее по организму, нет. На общее его состояние это не влияет. Кроме болей в руке, он ни на что не жалуется. От полного осмотра отказывается.
— Как могли быть получены такие раны?
— Он утверждает, что бомба попала в его машину, когда он был рядом. Но я видел, какие разрушения причиняют такие бомбы — человека просто разрывает на куски. У пациента же других видимых повреждений нет. Так что я склонен полагать, что он пострадал от взрыва осколочной гранаты. Или в его руках разорвался крупнокалиберный патрон. Но это только мое мнение. Ране уже месяц, так что точно сказать нельзя.
— Сейф аль-Ислам согласен на ампутацию?
— Он в принципе согласен. Но есть проблемы немедицинского характера. Охрана боится вывозить его из дома, чтобы никто не узнал его местонахождение. Да и он сам не хочет покидать укрытие по той же причине. Это единственное место в Ливии, где он может чувствовать себя в относительной безопасности. Ему же бежать некуда, в другом городе его просто разорвут. Охрана у него — всего один человек.
— А вы можете провести ампутацию в доме, где он содержится, не вывозя его в госпиталь?
— Да, это несложная операция. Тем более что у нас есть все необходимое оборудование. Не я решаю, делать операцию или нет, но если мне разрешат, я ее проведу.
— В каких условиях он содержится?
— Хотя он в плену, он находится не в тюрьме. Это обычный дом на окраине города. В нем — один человек с автоматом. Адрес дома держится в тайне. Я был только в одной комнате, это гостиная. Обычная местная мебель: ковровое покрытие, по периметру разбросаны матрацы, посредине журнальный столик. На нем фрукты, вода. На матрацах сидел, укрывшись одеялом, Сейф аль-Ислам. Вокруг еще 5-6 человек местных. Они беседовали.
— Как он себя вел?
— Он не в отчаянии. Держится мужественно. Депрессии я не увидел. Ведет себя адекватно. Разве что немного заискивает перед своей охраной.
— Как вас доставили к Сейф аль-Исламу? Везли ночью, с завязанными глазами?
— Ничего подобного. В Зинтане очень много дорог и перекрестков, меня везли так, что я не мог запомнить дорогу. Я бы никогда не нашел этот дом снова.
— Почему именно вас пригласили к сыну Каддафи?
— В Зинтане у нас всего два хирурга — я и доктор из Северной Кореи. Выбрали меня.
— Были слухи, что на самом деле Муаммара Каддафи не убили, что он сбежал. Что говорят в Ливии?
— У нас считают, что погиб действительно он.
— В окружении Каддафи было много украинцев. Жена Сейф-аль-Ислама — украинка Надя. Медсестрами при Муаммаре были украинки. С чем связан такой выбор?
— Нас тут 15 человек украинцев. Украинские врачи уезжают сюда, тут намного больше платят. Я тут давно, привык. Все уже друзья, знакомые. Я тут с женой, она анестезиолог, мы с ней вместе работаем. Украинцам тут обеспечили хорошие условия. У нас маленькая больничка, три рентгеновских аппарата, четыре аппарата УЗИ, компьютерный томограф, хорошо оборудованная операционная, нормальная поставка медикаментов. У нас с женой тут 2-комнатная квартира с садом. Я провел в Ливии больше 8 лет, всю войну был тут, домой только в сентябре смог слетать. Во время войны было страшно. Мы сначала думали, что она быстро закончится. А когда опомнились, убегать было некуда, нас блокировали. Мы, конечно, могли попробовать выбраться, но это было опасно — можно попасть под шальную пулю. Оставаться на месте было надежнее, так что сидели здесь, под бомбежкой. С Надей, о которой вы говорите, я не знаком. Знаю, что у Каддафи-старшего была украинская медсестра Галя, но она успела уехать.