Связь — дело жизни

Архив 201224/03/2012

Сегодня связисты-ветераны и все, кому суждено было работать с Татевосом МИНАСЯНЦЕМ, отмечают 100-летие первого министра связи Армении, человека, очень многое сделавшего для своей родины.

…В мае 1946 года речка Гетар вспенилась и стремглав бросилась к центру Еревана. Скоро вода и грязь затопили весь центр. На площади Ленина мутные потоки прорвались к телефонной станции и залили генераторную. Станция обесточилась. Работники телефонной станции бросились спасать свое хозяйство. Все обратили внимание (страна была приучена к бдительности) на незнакомца, старавшегося, казалось, больше всех. Это был вновь назначенный уполномоченный министра связи СССР по Армении Татевос Минасянц. Выпускник Московской инженерно-технической академии, в Ереван приехал уже опытным специалистом и в ранге высокого начальника.
В начале 50-х гг. неожиданно для всех Минасянца отозвали в Москву на высокую должность. В Ереване его с легкостью отпустили, но уезжал он в столицу с тяжелым сердцем. Впрочем, в отличие от окружающих он-то знал истинную причину. Случилась у него эпизодическая, чисто профессиональная ссора с первым секретарем ЦК Арутюняном. Слухи дошли до Москвы, до министра Псурцева, хорошо знавшего и ценившего его. “Если он вам не нужен, я его возьму”, — заявил Псурцев ереванскому руководству и оказался хозяином слова. Когда руководство республики сменилось, Минасянц возвратился из Москвы уже министром связи.
Минасянца и его деятельность на этом сложнейшем поприще иначе как феноменом не назовешь. Самое главное — он был патриотом и не щадил ни себя, ни своих работников. Именно благодаря этому по многим основным показателям Армения опережала не только ближайших соседей, но и многие регионы необъятной страны. Так Ереван стал первой республиканской столицей, где была внедрена шестизначная индексация. В середине 60-х по насыщенности телефонной сети Ереван уступал только Москве, Ленинграду, Киеву и Риге. Минасянц благодаря своим связям в Москве пробивал для Армении неслыханные проекты. В короткие сроки были построены Дом радио, Главный почтамт с центральным телеграфом, автоматический сортировочный почтамт (такой же, поменьше, потом появился и в “Звартноце”). А эпопея с новой ереванской телебашней! Из трех вариантов Татевос Сергеевич выбрал ту, что смахивала на Эйфелеву башню. Строилась она быстро и споро, но вдруг работы остановились. Оказалось, в связи с прокладкой нефтепровода “Дружба” Днепропетровский завод заморозил изготовление ереванских конструкций. Минасянц перевернул все вверх дном и выбил свои трубы. Больше заминок не было и 180-метровая башня вскоре украсила столицу.
Значительным для Армении достижением стала и станция “Орбита” — ретранслятор телесигналов со спутников связи. Она была единственной в своем роде на всей европейской территории Союза. Еще одним отличным результатом забот Минасянца стала сынициированная им мощная радиостанция в Норадусе на Севане, построенная Москвой с его подачи.
Кроме этих глобальных проектов министр успешно осуществлял и сугубо “домашние” дела. Так, давно, еще в 50-х, он затеял строительство во всех райцентрах капитальных универсальных узлов связи. По тем временам огромное достижение.
Суровый в общении, часто более чем строгий, он тем не менее проявлял максимальную заботу о работниках своей сферы. Только в Ереване за счет прибылей Минсвязи были построены несколько крупных жилых домов для связистов.
Разумеется, не все всегда шло как по маслу. Памятная история приключилась со зданием столичного Главпочтамта. Работы должны были уже начаться, как вдруг Москва отказалась финансировать строительство. Ссылка была на новый порядок, при котором республикам позволялось решать, что строить, но при этом строго ограничивалась смета. Наш почтамт вдвое превышал разрешенный лимит. Тучи сгущались. Минасянц, естественно, помчался в столицу и убедил кого надо в Госплане. Было принято соломоново решение: объект делился как бы на два объекта — главпочтамт и телеграф. Строительные работы “двух” объектов начались и завершились одновременно.
Ради достижения конечной цели он мог вполне пойти нетрадиционным путем. Так было, к примеру, при строительстве междугородной АТС. Работы вот-вот должны были завершиться, но строители тянули и тянули с отделкой и в конечном итоге со сдачей. Многократные обращения к руководству успеха не имели, и тогда Минасянц сделал ход конем — вырубил их служебные телефоны и предупредил, что вырубит и домашние. Скоро раздался грозный звонок — окрик из ЦК. Когда же Минасянц внятно поведал о медлительных строителях, о срыве сроков, о ржавеющем под открытым небом оборудовании, партийные боссы сбавили тон и вняли крутому министру. В считанные дни работы завершились.
Безусловно, успехи отрасли достигнуты были не только благодаря подвижническому труду и профессиональному таланту Татевоса Минасянца. Его безоговорочно поддерживало и высшее руководство республики. Его инициативы находили понимание и поддержку — ему верили, на него надеялись. Минасянца не только уважали. Его, достаточно жесткого человека, просто любили… И в Москве, и в Ереване.
Регалий и наград у него было с лихвой — все как положено советскому министру, к тому же “долгожителю”. Министра, проработавшего почти три с половиной десятилетия, не было ни в советские годы, ни тем более в суверенные. Татевос Минасянц ушел из жизни неожиданно в декабре 1982 года… Память о нем осталась.
Ветераны-связисты:
К.Абелян, Р.Авоян, Л.Блажеева,
П.Нерсесов, Р.Тоноян и др.