Свой среди чужих…

Архив 201118/01/2011

Вот уже десять лет американский журналист, главный редактор ArmeniaNow Джон Хьюз живет и работает в Армении. На его счету многочисленные эссе о Карабахе, простых людях, ставших неотъемлемой частью его жизни на чужбине. Здесь в Армении Джон обрел семью — жену Кристину и двух ее детей — Альберта и Лию. В ближайшем будущем журналист намерен вернуться в родную Алабаму. Но Армения, по его собственным словам, пустила в его душе глубокие корни, завладев всем существом. Предлагаем читателю отрывки из очередного эссе Джона Хьюза, опубликованного в одном из последних номеров ArmeniaNow.

…Мое пребывание в Армении растянулось на десятилетия, а не три месяца, как планировалось. В 1996 г. редактор одной из газет в Южной Калифорнии предложила отправиться в командировку, как показалось вначале, в Румынию. В голове промелькнули покойный диктатор, Дракула и тоненькие гимнастки… Но редактор повторила: “Армения”. — “А где это?” — наивно спросил я. “Найдешь на карте”, — сказала она. Знания, почерпнутые из энциклопедии, сводились к следующему: Армения входила в состав Советского Союза, здесь было сильнейшее землетрясение, она находится в состоянии войны с соседней страной, причиной которой является Карабах. Страна, где много церквей. Очень древняя. Бедная.
…Я оказался в Армении через пару дней после выборов второго по счету президента. Армяне Глендейла, Бостона и Монреаля, с которыми доводилось встречаться, не скрывая удивления, спрашивали: “Как ты можешь здесь жить?” — А как вы, будучи армянами, не можете жить здесь?” — парировал я. В то время я не понимал, как нелегко быть армянином диаспоры. Позже мне пришлось убедиться, что ереванцы относятся ко мне, чужестранцу, куда лучше, нежели к “ян”-ам, прибывшим с визитом на историческую родину.
В Армении, я заметил, многие очень любят грызть семечки. Их с удовольствием лузгают даже состоятельные дамы, которые тратят на свои наряды, прически и макияж не одну сотню долларов. В первое время моего проживания в Ереване мне не доводилось встречать женщин за рулем авто. Теперь их почти так же много, как мужчин. Кстати, водят дамы почти столь же плохо, что и мужчины. Этого, однако, мало кто замечает.
В этой далекой стране мне не хватает свежих креветок, вежливых и улыбчивых продавцов, пунктуальности, соблюдения правил уличного движения, освещенных лестничных клеток, зеленых насаждений, приютов для животных. Мне не хватает арахисового масла, сдобных рогаликов (не понимаю, почему в стране, где потребляют достаточно много хлеба, их не выпекают).
Но во время моих кратковременных и нечастых командировок я скучаю по армянским ракам, пиву “Эребуни”. По стуку костяшек дворовых игроков в нарды. По старикам, увешанным медалями. В холодное зимнее утро мне не хватает густого клейкого хаша. Не хватает тех, кто зовет меня Джон джан. Характерных лиц с отпечатком проблем и тревоги. И даже лузги, приставшей к ярко красной помаде местных дам. Страстно мечтаю о дне, когда армяне научатся рассуждать о хорошем, не рассуждая о плохом, что было когда-то. Некогда казалось, что армяне диаспоры несправедливы к родине, ожидая скорых перемен.
Теперь думаю, что айастанцы сами несправедливы к себе: мало что предпринимается для дальнейшего развития демократических процессов и социального благосостояния, торжества закона. Верю, наступит день, когда все станет на свои места. Искренне желаю, чтоб мои дети увидели ту Армению, о которой мечтаю. Как говорят мои коллеги: Армения — прекрасное место, где следует растить детей. Согласен. Но если все же решу перебраться с семьей в Алабаму, постараюсь, чтоб мои приемные дети познали вкус свободы, сохранив при этом свои этнические корни.
Подготовила