Свои же и засадили

Архив 201101/12/2011

Идеолог антиармянской пропаганды оказался за решеткой
Известный турецкий политолог Мехмет Перинчек, прославившийся благодаря активной деятельности, направленной на отрицание факта геноцида армян, похоже, переживает нынче не самые лучшие дни своей жизни. Он уже три месяца сидит в Стамбульской тюрьме. Перинчек был арестован в связи с причастностью к попытке государственного переворота. На днях ему было предъявлено обвинение.

Мехме? Перинчек — сын махрового армянофоба Догу Перинчека, лидера Рабочей партии Турции и сопредседателя комитета “Талаат паша”. Перинчек-старший — единственный в мире человек, осужденный за публичное отрицание факта геноцида армян. Случилось это в Швейцарии в 2007 году, где комитет “Талаат Паша” проводил свою очередную антиармянскую акцию. Но преступник оказался не в швейцарской, а в турецкой тюрьме. В позапрошлом году он был арестован в Стамбуле как один из лидеров террористической группировки “Эргенекон”, планировавшей свержение законно сформированного правительства. Сын одиозного деятеля, тщетно пытавшийся откреститься от причастности к “Эргенекону” и комитету “Талаат-Паша”, до недавних пор занимался исключительно “наукой”. Так он называл свои попытки раздобыть в российских архивах материалы, которые можно было бы выдать в качестве подтверждения того, что в 1915 году не турки учинили геноцид армян, а наоборот. Его успехи на этом поприще оказались сомнительными. В прошлом году Перинчек издал очередную пропагандистскую книгу, якобы основанную на документах российских военных архивов. Нынче он стремится доказать, что истинной причиной его ареста стало именно издание этой книги.
С Мехметом Перинчеком я познакомился в 2009 году сразу после ареста его отца. Мы встретились в Стамбуле в офисе полулегального телеканала “Эргенекон”, название которого говорит само за себя. В этом логове радикальных ксенофобов гостя из Армении ждали меньше всего. Но удивленному моим визитом Перинчеку удавалось сдерживать эмоции. В отличие от отца, отличающегося животной армянофобией, сын вел себя корректно и стремился выглядеть цивилизованным европейцем. Интервью прошло без эксцессов. Перинчек-младший оставил впечатление целеустремленного, грамотного и изворотливого авантюриста. Умиленный собственной гениальностью, он увлеченно анонсировал свою готовящуюся к публикации книгу, которая, как он заверял, должна была в пух и прах разбить аргументы армянских историков. Возмущенно говорил о попытках своих противников приписать ему армянское происхождение. Между тем факт того, что в селе, где родился дед Перинчека, до 1915 года не было ни одного турка, впоследствии подтвердился.
Книга “Армянский вопрос в 120 документах из российских государственных архивов”, вышедшая в московском издательстве “Моросейка”, оказалась куда менее впечатляющей, чем можно было ожидать. Но благодаря усилиям азербайджанской пропаганды шуму от нее оказалось предостаточно. Спустя всего пять дней после возвращения Перинчека из Москвы в Стамбул он был арестован. Выяснилось, что параллельно с “наукой” молодой историк занимался еще и “подрывной деятельностью”. Его связь с темными делами отца подтвердилась. При обыске дома были обнаружены сделанные неизвестным образом аудиозаписи телефонных переговоров премьер-министра Турции с главой правительства самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра. Дабы пресечь воздействие Перинчека на ход расследования преступных связей, его было решено взять под стражу. На днях задержанному было выдвинуто обвинение. Сразу после этого Перинчек передал через своего адвоката нескольким азербайджанским и российским изданиям текст своих комментариев относительно действий правоохранителей. Некоторые высказывания арестанта выглядят достойными обсуждения.
Мехмет Перинчек, как и следовало ожидать, стремится представить действия турецких спецслужб как “пособничество армянским националистам”, которые, мол, страшно боятся добытых им в российских архивах аргументов. Более того, он настолько высоко ценит способности армянского лобби, что считает собственный арест следствием слаженных действий Еревана. Оказывается, армяне оказались настолько влиятельными, что сумели вынудить Эрдогана устранить столь опасного для них человека. “В апреле в России я издал книгу, что обеспокоило фанатичные армянские круги. Сразу после этого я был задержан”, — пишет Перинчек. Развивая собственную мысль, он проводит параллель с другими задержанными по делу “Эргенекон”. “Аспект, объединяющий этих персон, — чувствительность в армянском вопросе. По этим причинам эти люди и были арестованы. В то же время люди, заявляющие “все мы армяне”, остаются на свободе”, — говорит исследователь российских архивов. Перинчек уверен в том, что его взяли под стражу именно с целью наказать за “несанкционированный сбор аргументов” для противодействия армянам. “Основным аспектом, на котором делал акцент прокурор во время следствия, была деятельность комитета “Талаат Паша”, созданного для выявления лжи об армянском геноциде”, — продолжает Перинчек. Происки армян он усматривает во всем. Прежде всего в действиях правительства собственной страны. “Выступающий против армяно-турецких протоколов бывший председатель Управления истории профессор Юсиф Халаджоглу был отстранен от должности. По требованию армянской стороны были ослаблены проводимые Управлением исследования”, — утверждает заключенный. Это ж насколько нужно не доверять собственному правительству, чтобы написать такое: “Если я скажу, что турки убили 2 миллиона армян, что Карабах — армянская земля, что турецкая армия — организатор преступлений, то я буду сразу же освобожден”.

Тактика защиты, выбранная Мехметом Перинчеком, понятна. Он решил уличить инициаторов своего ареста в самом страшном из возможных грехов, дабы прослыть благодаря этому жертвой предательского заговора. Но версия о том, что власти карают Перинчека за его усилия в борьбе против армян, выглядит просто абсурдной. В действительности до недавних пор все было с точностью до наоборот. Турецкие власти всегда ценили грандиозный вклад Мехмета Перинчека в дело государственной пропаганды армянофобии. Он пользовался открытым покровительством определенных структур государственной власти, чего и сам, между прочим, не скрывает. (“Последние три года во время моего нахождения в Турции государство меня защищало от возможного террора со стороны армян. Мне был представлен личный телохранитель”, — признается Перинчек.) Правители всячески содействовали ему, когда он стряпал грязные фальшивки, призванные доказать содеянный армянами в отношении турок геноцид. Власти помогали ему опротестовать решение швейцарского суда, признавшего его отца виновным в отрицании преступления перед человечеством. С удовольствием давали ему трибуну, когда он говорил о недопустимости открытия армяно-турецкой границы. Но инициативный и амбициозный молодой человек, поверивший в то, что способен самостоятельно “сокрушить армян”, стал позволять себе выходки, направленные против правительства. Этого в Анкаре терпеть не стали. Эрдоган не любит тех, кто хочет его свергнуть. Даже если это люди, имеющие заслуги в борьбе против армян.