Свои в доску

Архив 201610/09/2016

Недавно интернет распространил трогательную новость о том, что в Ереване будут установлены очередные мемориальные доски, увековечивающие память хороших и заслуженных людей.

 

Самое интересное, что о них ходатайствуют не менее хорошие люди, тоже заслуженные. Если эти доски будут установлены, то столица точно побьет все мировые достижения в этой весьма чувствительной области. Таких досок не менее 600, а если принять во внимание, что разных профессоров и людей со званиями — пруд пруди, то стены ереванских домов будут скоро сплошь изуродованы мемориальными досками, а тротуары — мемориальными же стелами. Однако подчас даже самые всезнающие сограждане не знают тех людей, чья память окаменела. Многих из них помнят разве что родственники, сослуживцы  и соседи, может, еще кто-нибудь. Понять принцип и критерии, не говоря уже о концепции, которой руководствуется городская власть, давая разрешение на установку «мемориальной памяти», совершенно невозможно. Ибо таких принципов и критериев, судя по всему, нет. Но зато всегда есть инициативная группа из родственников и друзей, которые готовы разбиться в лепешку, лишь бы была «своя» доска. Часто ходатайствуют весьма почтенные люди – почему бы не порадеть, ведь человек был чудесный, улыбался, в нарды играл, все его любили. Очень хорошо, но при чем тут дом, где он обитал? Ну кому интересно знать, где жил актер Х или хозяйственник Y? Во всеми ругаемые советские годы с этим делом был полный порядок и все было расписано по полочкам. Кому и за что, в соответствии с заслугами, званиями, наградами. В свою очередь званий и наград удостаивались далеко не все. Это может быть была не идеальная схема, но все же схема по тем временам совершенно логичная и объяснимая. Но вот у нас нет никакой. По доброте душевной мэрия разрешает установку досок без особых размышлений. В итоге на стенах появляются огромные толстые плиты, посвященные подчас согражданам, чей вклад в ту или иную сферу весьма скромен и малозначителен. Не говоря уже о досках, прибитых вообще без всякого разрешения. Большую озабоченность вызывает и дизайн досок, часто чересчур пышный. Чаще всего они снабжены «кудрявым» текстом и декором, иногда портретом. Полный стилевой разнобой.

В славном городе Париже, и не только там, мемориальные доски даже крупнейших деятелей искусства, науки, политики, спорта и т.д. – это в абсолютном большинстве скромные каменные плиты с текстом. А есть небольшие из металла – мол, жил и умер. Или создал то-то и то-то. Но это «то-то» — величайшие, известные миру произведения литературы, музыки и проч., и проч. Например, в Венеции можно увидеть металлический прямоугольник, сообщающий, что именно в этом доме Вивальди создавал свои «Кватро сезони» — «Четыре времени года».

В Лондоне, при том что город всегда был переполнен деятелями национального и мирового масштаба, мемориальных досок не так уж много. Там это дело проходит через строжайшие комиссии. Что касается досок, то они изготовлены из металла, покрытого эмалью. Без всяких оценок типа – великий, выдающийся и проч., и проч. Только имя и минимальная информация.

 

Короче говоря, надо в мемориальных делах навести порядок. Чести обрести место на ереванских улицах должны удостоиться только личности, особо значимые, пользующиеся общенациональным и мировым признанием, таких как Арно Бабаджанян. Все остальное – от лукавого. Ну действительно, кому интересно, где «жил и творил» тот или иной созидатель, если его опусы и дела давно забыты? В конце концов, дома многих великих армян не сохранились, но память о них вечна.