Свет и тени московской выставки

Архив 201030/09/2010

“НВ” уже сообщала о том, что в Музее изобразительного искусства им.А.Пушкина открыта выставка армянской и русской живописи из ереванских собраний. Экспозиция вызвала живейший интерес и, по свидетельству самих работников прославленного музея, стала одной из самых интересных за последнее время. Выпущен великолепный альбом-каталог — 1000 экземпляров.

“Музей имени Пушкина проводит выставочный проект — представляет художественные собрания стран ближнего зарубежья, — рассказывает директор Национальной галереи Армении Фараон Мирзоян. — Основу выставки составили картины армянских и русских мастеров из нашего собрания, а также отдельные работы из Музея Ерванда Кочара, Музея Мартироса Сарьяна и Музея русского искусства (коллекция А.Абрамяна). Подготовка велась очень тщательно, ведь такая выставка в одном из крупнейших и лучших художественных музеев мира проводилась впервые. В экспозицию вошли 103 первоклассных произведения живописи с 1830-х по 1930-е гг., многие из которых вызвали и восторг, и удивление московских специалистов. Это касалось и русского искусства, и армянского, по большому счету им мало известного. Выставка расположилась в главном экспозиционном пространстве музея — вокруг всем известной колоннады. Высокие потолки и льющийся сверху свет выгодно подчеркивали достоинства произведений”.
Сентябрь оказался для Фараона Мирзояна знаковым месяцем, ведь до выставки в Москве он показал в Союзе художников Санкт-Петербурга свою персональную — более сорока картин и рисунков. Мирзояну было приятно и очень ответственно выставляться в городе, где он учился: в Академии художеств в 1969-1975 годах постигал искусство живописи. “В залах всегда было много людей — там принято ходить на выставки. Ходят целыми семьями… Петербуржцам интересно видеть другую живопись, другое искусство. Я, конечно, очень рад тому, что представилась такая возможность”. Фараон Мирзоян также принял участие в конференции руководителей художественных музеев СНГ и Балтии в Эрмитаже. Бенефицианта поздравил Борис Пиотровский и рекомендовал всем пойти на выставку директора-художника. “Многие действительно пришли. Еще более обрадовало, что мне были сделаны предложения о персональных выставках в Киеве и Минске”, — говорит Фараон Мирзоян.

Открытие московской выставки происходило со всей торжественностью, главное — присутствовало много журналистов, особенно тележурналистов. Как ни странно, среди них не было ни одного представителя армянских СМИ. Редкое, ничем не объяснимое пренебрежение замечательной выставкой в прославленном музее. Явный организационный прокол армянского Минкульта. И это в то время как в российской столице некоторые из наших ТВ имеют свои корреспондентские пункты. Прошло более двух недель, но пока армянское телевидение так и не снизошло до выставки в Пушкинском музее. Иначе говоря, старая болезнь — игнорирование культурных событий или же их минимальное представление в СМИ — успешно развивается. Между тем московские телеканалы не только представили выставку в информационных блогах, но и готовят передачи. О выставке готовят материалы также другие СМИ, в том числе профессиональные. Они будут, очевидно, в октябре. Впрочем, одна статья, подписанная неким В.Дьяконовым, появилась в газете “Коммерсант” сразу же после вернисажа (она была опубликована в “НВ” 16 сентября). Автор написал вполне недружелюбный и примитивный текст — по его мнению, остроумный. Лихой обозреватель “Коммерсанта” особенно педалирует на том, что, дескать, большинство армянских художников обучались в петербургской Академии художеств, были под влиянием русского и европейского искусства, что оно вторично и т.д. Он исторгает нелестные для армянских классиков эпитеты, причем делает это ненавязчиво, “интеллигентно” — гадит по-мелкому. Но никто ведь и не отрицает того, что многие армянские (да и не только армянские) художники учились в Петербурге и Москве, а еще в Париже и Мюнхене, других городах Европы, но создали в конечном итоге армянское искусство. Ведь, следуя его примеру и говоря о русском искусстве, можно напирать на то, что иконы идут от греков, а едва ли не вся русская живопись восходит к европейцам. Да вот стоит ли? Расторопный Дьяконов, живописуя армянских художников, не замечает ни самобытной сакральной живописи XVIII в., ни Кочара, ни Тадевосяна, ни Терлемезяна — весьма самобытных мастеров, представляющих искусство целого этноса. Ему доставляет особое удовольствие и дискредитация русской живописи из Еревана. Не высший сорт, пишет Дьяконов, в упор не видя длинный ряд шедевров. Впрочем, все объясняется просто: видна рука шеф-редактора издательского дома “Коммерсант” Азера Мурсалиева, еще несколько месяцев назад главного редактора газеты. Интересно, что выдаст Дьяконов, когда в музее засветится родное азербайджанское искусство. Если, конечно, наскребут… И вот на этом фоне мы не удосужились даже дать телеинформацию о выставке. Стоит ли говорить, что такая выставка серьезно повышает рейтинг национальной культуры и в частности музеев.
* * *
Выставка пробудет в Москве до середины ноября, а пока в Национальной галерее готовятся принять участие в крупных художественных музейных акциях. Так, музей Гронингена организует выставку “Неизвестный русский ориентализм” и просит несколько работ из нашей коллекции. Музей Сен-Тропе задумал экспозицию “От Делакруа до Клее” (о влиянии ориентализма Делакруа) и хотел бы показать галерейного Кандинского. Почему зациклились на ориентализме, не столь важно, важно, что коллекция Национальной галереи известна музейщикам мира. Так что выставка в Москве катализирует в обозримом будущем весьма эффектную цепную реакцию…