Свет и тень ереванской дендрологии

Архив 200928/11/2009

В минувший четверг случилось поистине эпохальное событие. Мэрия, а точнее — комиссия по градостроительству и землепользованию Совета старейшин, среагировала на недавнюю публикацию в “НВ” (от 24 ноября) “Дендрология по-еревански, а может, и заготовка дров” о варварской, на наш взгляд, обрезке деревьев.

Комиссия решила выяснить, кто прав, наконец — граждане-журналисты или дендрологи. Выяснить, чтобы вынести окончательное решение. Инициатива, проявленная комиссией, окрылила и обнадежила — стало быть, Совет старейшин не фиктивно-формальная структура.
Мы, приглашенные на заседание комиссии автор статьи Е.Шуваева-Петросян и замредактора К.Микаэлян, поведали членам комиссии о том, что творят со столичными деревьями столичные же дендрологи. А творят средь бела дня не совсем квалифицированные и профессиональные действия, которые уже много лет именуются ими омоложением и оздоровлением. В статье были приведены разные методы обрезки деревьев в городской среде, из которых ереванские дендрологи облюбовали едва ли не единственный “топпинг”, то есть метод радикального обрезания деревьев и усекновения значительной их части.
Метод этот чрезвычайно нравится, в частности, бессменному на протяжении как минимум десяти лет главному дендрологу столицы С.Максапетяну.
Непосредственно в преддверии Дня города в сквере у Консерватории состоялся наш достаточно резкий разговор с людьми, которые электропилой омолаживали тамошние деревья. Начальник — как оказалось, главный озеленитель Кентрона — привел оглушительный довод: мол, разве плохо, если тут будет весной и далее ровный зеленый газон? Газон, конечно, хорошо. Но оказалось, произрастанию ровного зеленого газона мешают разросшиеся деревья. Стало быть, их, как новобранцев, необходимо обкорнать. Омолодить и оздоровить. То есть выбор жесткий — или тенистые деревья, или газон. Возник вопрос — а почему же тогда с таким усердием, и не раз, обрезают дичайшим образом дубы за “Поплавком”?.. Молчание.
Начальник Управления охраны природы и озеленения столичной мэрии А.Мартиросян и главный дендролог С.Максапетян объясняют обрезку прежде всего благородным желанием спасти погибающие деревья, которые — дубы особенно — не живут в Ереване, по их убеждению, больше 60 лет. Другие тоже недолговечны. И по причине дряхлости валятся. Привели пример, когда в бурю, пронесшуюся несколько месяцев назад, попадали десятки деревьев, хорошо хоть обошлось без жертв. Да, было такое. Но разве буря свалила толстенные дубы, а не трухлявые деревья менее ценных пород? Вопрос на засыпку — почему столь бдительные и усердные специалисты не узрели их и не спилили вовремя.
Вновь, как много лет назад, С.Максапетян показал ветхозаветную книжку, наверное, сорокалетней давности — этакое пособие, что и как обрезать. Продемонстрировал он и древний “документ” — “Справку относительно омоложения деревьев в Ереване”, — некогда подписанный не слишком добросовестными специалистами. Там, помнится, шла речь и о валящихся деревьях, и о прочих негативных явлениях, которые, оказывается, порождают деревья на улицах столицы. Между тем многие истинные профессионалы категорически против подобного “лечения”. Их, однако, никто не слушает.
Жители Еревана, в том числе журналисты, понимают, что иногда слишком разросшиеся ветви деревьев, особенно по обочинам улиц, могут создать определенные помехи для различных проводов, троллейбусных контактных линий и светофоров. Конечно, вмешательство необходимо — не в лесу живем. Однако речь идет о том, что вместо аккуратных, деликатных, ювелирных действий столичные дендрологи бросаются на деревья, как на личных врагов. И без всякой логики. Допустим, действительно какие-то ветви дубов по проспекту Баграмяна мешают редким троллейбусам, но почему вместе с ними обрезают ветви, обращенные в сторону тротуара? Почему дубы, которые более или менее пришли в себя после любительских обрезок в начале суровых 90-х годов, надо грубо обрезать вопреки эстетике этой породы и превращать их в пародию, в некую карикатуру? Почему, в частности, были измордованы два великолепных дерева у Дворца президента? И неужели, чтобы проглядывался светофор, надо пилить ветви на протяжении сотен метров?
С.Максапетян привел пример много лет назад героически им омоложенных и оздоровленных дубов на проспекте Мясникяна, пораженных какой-то зловредной неизлечимой дубовой болезнью. Теперь, мол, их не узнать. Напомним, что еще до той болезни их измордовали ереванцы, добывающие дрова для печей.
Здесь уместно отметить, что начальник управления С.Максапетян, а с ним заодно и главный дендролог посетовали, что часто деревья, достаточно крупные, спиливают по ночам неведомые злодеи и утром они оказываются перед фактом. Бывает, очевидно. Ну а с кого берут пример — думается, понятно. Короче говоря, им ужасно трудно. Не успевают.
Вообще создалось впечатление, что ни это управление мэрии, ни главный дендролог не контролируют обрезку, что такая варварская обрезка — дело рук тех, кто конкретно держит в руках электропилу. Они ни при чем. Может быть, и так. Часто на самом деле видны только мужички-работяги, а рядом никого напоминающего специалиста. Левон Игитян, член Совета старейшин, резонно заметил, что на Западе он видел вначале людей, делающих отметки краской на ветках, а только потом людей с пилами. Дендрологи промолчали. Зато укорили журналистов: мол, не видят огромной работы, в частности обилия цветов. Видим и писали о том, что никогда в Ереване не было высажено столько цветов. А сколько деревьев посажено! А кто спорит? Но дубы — отдельно, цветы — отдельно.
Начупр и главный дендролог остались на своих позициях и в упор не признали, что неграмотными действиями действительно изуродованы сотни деревьев, что опять ереванской среде нанесен огромный эстетический ущерб. Ну ни в какую. Говорили, что деревья уже не поддаются формированию, такие они большие. Зато хорошо поддаются ампутированию. Железная логика.
Понятно, лечить надо, понятно, необходима и санитарная обрезка, но такое варварство в отношении вполне здоровых деревьев? С какой стати? Не хочется повторять, но народ опять поговаривает, что деревья “оздоровляют” прежде всего на предмет заготовки дровишек.
Короче говоря, что-то опять не то в нашем городе. А потому предлагаем мэру Гагику Бегларяну пройтись хотя бы по проспекту Баграмяна и улице Абовяна и самому увидеть, как именно омолаживают деревья его работники. Тогда-то, может быть, и удастся внести ясность в спор. Но это может произойти только в том случае, когда мэр убедится в важности проблемы, когда убедится, что понятие “садово-парковое искусство” — это не теория, а практика во всех цивилизованных городах. К коим мы причисляем и Ереван без особых на то оснований. Во всяком случае в этой сфере городской цивилизации.
Разобраться в этой достаточно простой, но почему-то неразрешимой проблеме можно будет тогда, когда к ней будут привлечены все ведущие специалисты — именно дендрологи, то есть люди, занимающиеся “дендронами” — деревьями, ландшафтным дизайном, а также ботаниками, а не специалистами сельского хозяйства — “почвенниками”, пусть даже кандидатами наук. Слово “специалист” не индульгенция, к тому же они бывают разного качества — от блестящих до плохих и прочих. Даже самый отменный может сильно навредить обществу.
…Когда-то мудрый Петр I повелел за срубленный дуб то ли отсекать буйные головы, то ли сажать по гроб в сырую темницу. Знал, что делает. Потому сегодня так красив и зелен Петербург, потому взялись за реставрацию тамошних парков и скверов, потому реставрируют Летний сад (кстати, удаляют лишь несколько десятков безнадежных деревьев). А уж как лелеют каждое дерево в славном городе Париже, столь любимом нашим мэром, и говорить нечего. Может, стоит пригласить для консультаций узких зарубежных профи? А то ведь не ровен час вообще наши некоторые дендрологи начисто оголят и изуродуют город. Что скажете, г-н мэр?

P.S. Совет старейшин подготовил Правила по использованию и сохранению общественных земельных территорий г.Еревана. Пока они обретут реальную силу, надо остановить процесс порубания столичных деревьев, особенно ценных пород. Надо наконец определиться с приоритетами.
Карэн МИКАЭЛЯН