Суданским христианам можно, а карабахским армянам нельзя?

Архив 201113/01/2011

На юге Судана продолжается референдум о независимости, результатом которого может стать разделение этой крупнейшей африканской страны на два государства. Примечательно, что мировое сообщество не только признало право южан на самоопределение, но и еще до начала референдума подтвердило готовность признать независимость края, если она будет провозглашена. Многие эксперты полагают, что опыт Судана может стать прецедентом для Карабаха.

Параллели между Карабахом и Суданом действительно уместны, но далеко не во всем. На северо-востоке Африки, в отличие от Арцаха, противостояние чисто религиозное. Правда, приправленное нефтью. Регион ведь богат углеводородами. Конфликт обострился после того, как проживающее на севере страны мусульманское большинство вознамерилось исламизировать христианский юг. А вот методы достижения этой цели действительно были те же, что в случае с Карабахом — погромы, этнические чистки, геноцид. Первая гражданская война, вспыхнувшая в Судане в 1955 году, с небольшими перерывами продолжалась аж до 1972-го. Мир оказался недолговечным. Конфликт в 1983-м вновь перерос в военную фазу, когда северяне попытались ввести на всем пространстве страны нормы шариата. Тогда-то христианские повстанцы и взялись за оружие. За почти два десятилетия кровопролитных сражений правительственные войска уничтожили около двух миллионов мирных жителей южных провинций. Более четырех миллионов христиан и язычников (четверть населения страны исповедует традиционные аборигенные культы) вынуждены были бежать в соседние страны — Эфиопию, Кению, Уганду, Египет.
В январе 2005 года при посредничестве международных структур было достигнуто промежуточное мирное соглашение, в основе которого был заложен механизм, на котором базируются известные нам Мадридские принципы урегулирования карабахского конфликта. Это та самая схема, модификация которой была предложена Еревану, Степанакерту и Баку сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Речь об отложенном статусе, который должен определиться посредством референдума. В 2005-м официальный Хартум и Джуба (столица Южного Ливана) договорились о том, что юг в течение шести лет будет пользоваться автономией, после чего жители региона смогут самоопределиться посредством референдума. Центральное правительство получило шанс мирными средствами убедить южан в том, что в составе единого государства они будут жить благополучнее и богаче. Несметные залежи нефти породили у северян иллюзии того, что христиане купятся на обещания поровну делить доходы от эксплуатации скважин. Но южане, успевшие узнать, что такое геноцид, судя по всему, предпочли нефтедолларам свободу.
Хотя голосование еще не завершено и продлится до субботы, уже сейчас мало кто сомневается в итогах референдума. (Предварительные результаты плебисцита будут объявлены 31 января, а окончательные — 14 февраля.) Власти юга призывают соотечественников голосовать за суверенитет. Наблюдатели убеждены в том, что ожидания правителей юга оправдаются и уже весной парламент провинции сможет провозгласить независимость. Президента Судана Омара аль-Башира такая перспектива, конечно же, особо не воодушевляет. Но заключенное им шесть лет назад соглашение сожгло все пути для отступления, поскольку он сам своей подписью легитимизировал проходящий в эти дни референдум. Каким бы печальным ни был итог голосования, аль-Башар будет вынужден с ним смириться, поскольку сильные мира сего уже поспешили заявить, что признают независимость юга в случае соответствующего результата голосования. Президент США Барак Обама в своей статье, опубликованной в The New York Times, назвал плебисцит “историческим голосованием, которое станет инструментом обеспечения подлинного самоопределения”. А госсекретарь Хиллари Клинтон, выступая в Совете международных отношений, заявила, что власти Судана должны признать независимость юга. Таким образом, устами представителей высшего политического руководства вашингтонская администрация дала понять, что выступает за самоопределение, отдавая ему приоритет. Тут невозможно не заметить проявление двойного подхода. Почему суданским христианам и косовским мусульманам самоопределяться можно, а карабахским армянам нельзя?
Несмотря на значительные сходства в подходах суданского диктатора и азербайджанского правителя, есть между ними существенное отличие. Омару аль-Баширу и в голову не взбредало требовать, чтобы референдум о статусе юга проводился не в провинции, стремящейся к самостоятельности, а на всем пространстве Судана. А вот у Ильхама Алиева хватило для этого ума и храбрости. Между тем международный опыт последних десятилетий не оставляет никаких сомнений в том, что требование Алиева — абсурд. И в Восточном Тиморе, и в Эритрее, и в Квебеке, и в Стране Басков референдум проводился в самих самоопределяющихся провинциях, а не в метрополиях. Нет ни единого примера обратного.

Исход голосования в Южном Судане едва ли что-то коренным образом изменит в ходе урегулирования арцахского конфликта. Но успешная апробация механизма обретения мира на северо-востоке Африки косвенно отразится и на нас. Заметны прежде всего три положительных аспекта, которые, полагаю, укрепят наши аргументы в ходе переговоров и благотворно скажутся на их ходе. Это в первую очередь то, что в случае с Суданом независимость юга будет признана вопреки желанию севера и центральное правительство с выбором сограждан уже готово смириться. Второе: важно, что мировое сообщество согласилось признать референдум наилучшим механизмом разрешения спора. И наконец, третье: референдум был проведен на территории самой самоопределяющейся провинции, а не в метрополии. Все это говорит о том, что в ходе предстоящего раунда переговоров нам будет на что ссылаться.