Суд за дело

Архив 201013/11/2010

Вначале были куры. Их в живом весе волокли на кухни, резали, ощипывали, а дальше в зависимости от предпочтений — либо на сковородку, либо в кастрюлю. Потом кура пошла потрошенной. Потом в упаковке: венгерской, болгарской, польской, французской, не говоря уже о голландской. Со временем подтянулись и наши, советашенские, в мерзком целлофане, но вкусные внутри.
А ведь мировой птицепром на месте не стоит, идет дальше. В Америке, например, нынче птицу придумали не забивать, а усыплять углекислым газом и только потом перерезать глотку. Таким манером птице гарантируется конец без стресса, а любителям курятины — соучастие в гуманизме. Пусть даже потребительском.
Итак, от курицы, которую резали живьем, до курицы, которую убивают с применением анестезии и других передовых технологий. Эволюция!
Со странной, однако, спецификой: чем больше любви перепадает животным, тем меньше остается людям, и здесь трудно не видеть лицемерия: умерщвлять птицу нежно, чтоб не было мучительно больно за доставленные ей страдания, чтоб умирала она легко, со светлыми думами о родном инкубаторе, после чего дурманить благородным газом и все равно отсекать голову. Это ж курам на смех…
В то же время градус осуждения, принуждения и наказания людей крепчает год от года. Даже в таких цивилизованных странах, цивилизованнее которых и не бывает. Речь, как нетрудно догадаться, о Швейцарии. Впервые в истории юстиции этой страны был оглашен приговор, который требует пожизненного содержания под стражей преступника, осужденного на лишение свободы сроком на двадцать лет. Это означает, что преступник не выйдет на свободу, даже отбыв свой срок. (Как насчет ассоциаций с Ходорковским?)
До этого пожизненное заключение в Швейцарии означало, что у преступника все же был шанс рано или поздно освободиться — условно-досрочно. В ходе референдума в 2007 году было принято решение внести соответствующие изменения в Уголовный кодекс Швейцарии, и вот уже в августе 2008 года поправка вступила в силу, а затем и сработала. Может, в данном конкретном случае швейцарское правосудие поступило как раз по справедливости и преступнику самое то — гнить до скончания века в тюрьме, но американская курица, с такой теплотой и душевностью провожаемая на гильотину, не дает автору покоя…
А тут еще любопытная новость из Ирака: бывший вице-премьер и “правая рука” свергнутого Саддама Хусейна семидесятичетырехлетний Тарик Азиз приговорен к смертной казни через повешение. Нюанс истории в том, что сподвижник тирана, которого американцы никак не могут признать “своим сукиным сыном”, в свое время сдался добровольно, в грехах покаялся и был приговорен к пожизненному заключению. Переделка сидения до конца жизни на смертную казнь через повешение выглядит перебором не потому, что господин Азиз прозрел и в нем проснулась совесть — вешать уже потерявшего способность ходить старика до того, как он умрет своей смертью в камере, еще хуже, чем забивать куру без анестезии. Сегодня это признали даже те, кто за гуманизм по отношению к домашней птице, но в данном случае и за Тарика Азиза — тоже.
Но есть и третья сторона, самая правильная. Это когда, вынося один приговор, суд не меняет его на другой или не придает Закону обратную силу. Когда человек отдельно, а курица — тоже отдельно. Когда суды не делят дела на большие и малые, а строго исполняют букву Закона.
Вот вам из той же Швейцарии. Али Мерджан, турок и два его друга, тоже турки, назвали геноцид армян международной ложью. Публично. Саркис Шагинян, председатель союза “Швейцария — Армения”, обратился по этому поводу в суд и потребовал призвать “историографов” к уголовной ответственности, после чего Мерджан и его друзья были признаны судом виновными в нарушении Закона “О пресечении расизма” и осуждены на сто пятьдесят дней заключения. Кроме того, им предстоит заплатить штраф в размере тридцати тысяч швейцарских франков.

Приговор, который тешит душу, особенно когда душа армянская. Но дело даже не в этом, а в том, что в этом случае суд — за дело, которое когда-то могло показаться незначительным, ерундой, а сегодня венчается вон каким приговором. Эволюция!.. Нет, в этом мире многое начинает меняться и не всегда курам на смех.
Лозанна