Суд совести и международный суд

Архив 201725/03/2010

Инициатива турецкой оппозиции может привести ко второму Нюрнбергскому процессу
Турецкая газета Taraf опубликовала на днях заявление группы читателей, в котором сказано, что “в 1915-м османские армяне подверглись Великой резне, и наша совесть не позволяет это отрицать. Мы осуждаем эту несправедливость и разделяем боль наших армянских братьев”.

Это напоминает о прошлогодней инициативе турецкой интеллигенции, развернувшей в интернете кампанию “Армяне, простите нас”. Подобные факты свидетельствуют, что в соседней стране есть немало людей, совесть которых болит при воспоминании о событиях почти вековой давности. Но эти люди не составляют большинства. Большинство по большому счету мало что об этом знает и тревожить свою совесть новым знанием отнюдь не стремится. Поэтому вопрос о геноциде находится не столько в нравственной, сколько в политической плоскости. А политика и нравственность, как известно, совпадают, мягко говоря, мало. Турецкая политэлита усмотрела большую опасность в активизации процесса международного признания факта геноцида. Настолько большую, что некоторые депутаты от оппозиционных парламентских партий собираются подать в международный суд иск против стран, уже признавших геноцид. Число таковых напомним, более двух десятков, так что исков будет много. Как заявил один из парламентариев, “международный суд должен дать четкий ответ Турции, в чем ее вина… Парламенты этих стран нарушают презумпцию невиновности, обвиняя Турцию в геноциде. Если мы добьемся судебного процесса в международном суде, то должны серьезно подготовиться к нему, чтобы доказать свою правоту”. У нас это заявление вызвало отрицательную реакцию, и, думается, напрасно. Превалирующий подход, состоящий в том, что “геноцид был, и обсуждать этот факт мы не намерены, но требуем, чтобы его все признали” нельзя считать серьезным. Такие вещи доказываются — как был доказан в ходе Нюрнбергского трибунала факт холокоста евреев. При этом наши эксперты считают, что не только скрытые в архивах, но даже уже обнародованные документы со всей очевидностью свидетельствуют о правоте армянской стороны. Заметим также, что зарубежные парламенты, признавшие факт геноцида, действовали не на основе эмоций или под давлением “армянского лобби”, а на основании известных доказательств. В этом свете предложение турецкой оппозиции можно приветствовать. Равно как и содержащийся в армяно-турецких протоколах пункт о создании соответствующей комиссии. В конце концов, очевидно, что между турками и армянами существует огромная проблема, причем не в последнюю очередь — моральная. И можно согласиться с госсекретарем США Хиллари Клинтон, которая на днях, вновь обращаясь к этой проблеме, сказала, что “две страны и два народа должны разобраться между собой сами. Я не раз говорила, что мы не можем изменить прошлого, которое унаследовали. Все что мы можем — постараться создать лучшее будущее”.
Кстати, окончательное решение о подаче иска в международный суд должно принять правительство Турции. Оно, однако, на депутатскую инициативу пока никак не отреагировало и, думается, вряд ли отреагирует. Премьеру Эрдогану легко говорить, что история его страны “светла и чиста, словно солнце”. И намного труднее, более того, невозможно доказать это в беспристрастном суде. Нам же доказать обратное много легче. И, заметим, доказать не в одиночку — страны, которых турки желали бы засудить, сделают это не хуже нас. И еще — подобный процесс уже был. Турецкий военный трибунал в 1919 году признал лидеров младотурок виновными в массовых убийствах армян, греков, иных нацменьшинств. И по совокупности преступлений приговорил к смертной казни. Почему мы думаем, что решение современного международного суда (если таковой состоится) будет иным? Почему считаем, что никакая комиссия нам не нужна? Пора понять, что время не может повлиять на истину, хотя способно окутать ее туманом легенд.
Во всем этом, повторим, крайне важен не только юридический, но и морально-нравственный аспект. Именно об этом говорил со студентами ЕГУ Патриарх Кирилл во время недавнего визита в нашу страну. Нельзя отказываться от исторической памяти, сказал предстоятель РПЦ, но и становиться заложником прошлого тоже нельзя. В полном соответствии с христианской традицией Патриарх призвал к прощению, ибо “простить — не значит забыть. Никто не забыт и ничто не забыто, но прощение открывает возможность для движения вперед, прошлое не должно становиться гирями на ногах”. Однако простить можно лишь раскаявшегося преступника. Для раскаяния он должен признать свою вину. Пока этого нет, турецкое государство и значительная часть общества к признанию не готовы. Надо помочь им в этом — как помог немцам Нюрнберг.