Стулья, времена и нравы от Геворга Мшеци

Архив 201613/10/2016

Выставка работ Геворга Мшеци (он же Джаврушян) стала истинным украшением осеннего арт-пространства Еревана. Приятным исключением в бесконечном ряду живописных и прочих экспозиций. Весь первый этаж Дома художника он заполнил ассамбляжами и объемными коллажами, созданными за не менее чем десять лет. Интерес Мшеци вызвал большой: в зале всегда было много посетителей. И было что смотреть.

 

Геворг по образованию дизайнер и умеет работать с любым материалом. Мастер. Творческий путь начал в 85 году. Уже будучи Мшеци, он решил непременно принять участие в выставке по случаю сорокалетия Победы в Отечественной войне.  И придумал крутой ассамбляж: гроб, набитый противогазами и декорированный саперной лопатой. Назвал «Нет войне». Пацифистское произведение ужаснуло жюри и руководство Союза художников. Произведение сочли противоречащим духу выставки, а автора едва не антисоветским. Геворг забрал гроб и ушел. Его несколько лет не принимали в Союз, хотя он под разными именами пробирался на выставки. То приносил плакат, то живопись, то еще что-то. В конце концов, конечно, приняли.

1988 год стал для Геворга знаковым: он увидел выставку Параджанова. Коллажи Маэстро стали допингом и подлили масла в огонь, ведь он к тому времени и сам делал коллажи и уходил от плоскости в объем. Последние колебания исчезли, когда Маэстро, увидев работы Геворга, сказал ему: «Иди и делай, что хочешь, и это будет правда». Слова Параджанова оказались вещими. С тех пор Геворг Мшеци делает то, что хочет. На выставке в этом убедились все.

Его сюрреалистическая фантазия безгранична. Он может превратить в ассамбляж и коллаж любую свою идею или мысль. Как правило, они парадоксальны, часто саркастичны и требуют внимательного рассматривания. Каждый его опус – пластическая метафора сатирического толка. Попадание в «десятку». Особенно когда основа ассамбляжа – стул. То самое «древтрестовское» изделие, которым полнились советские присутственные места. Впервые мысль о стульях появилась, когда Геворг по необходимости ходил по чиновникам-бюрократам. Родилось юмористическое восприятие действительности, хотя времена были несладкие. Появились антропоморфные стулья. Стулочеловеки. Чиновник становился стулом-креслом, а предметы мебели соответствующими человеками. Абсолютно узнаваемыми и убедительными. Вволю изготовив стулочеловеков, Геворг взялся за пластическое воплощение армянских пословиц и поговорок. Например, асп»Х Сіу` іЫЭп»Х Піу… Каждый ассамбляж, сделанный Мшеци, это результат долгой работы. Это не так, чтобы набрать кучу разнородных предметов или деталей, еще чего-то и склеить некую штуковину. Он часто использует счеты, старые инструменты и приборы, обувные колодки, шахматы, куклы, игральные кости и еще много чего. Вначале появляется рисунок-проект – общая композиция с обозначением всех предметов, необходимых для «раскрытия темы». Большинство этих предметов под ногами не валяются, их он покупает. Скажем, те же стулья из 30-х годов или гнутые «тонетовские». Их ему понадобилось несколько десятков. (Первый, сожалеет Геворг, не сохранился.) Так появился «Электрический стул», «Шахматный стул», «Стул-гильотина», «Стул-обжора» со множеством деревянных ложек. Ассоциации – когда прямые, когда закамуфлированные. А вообще-то восприятие арт-объектов зависит от интеллекта и знаний зрителя, его знания предмета. Публицистические арт-объекты Геворг расшифровывать необычайно интересно и увлекательно. Это и недавние страницы истории, и нынешнее сегодня, и непонятное завтра. Три среза времени. Люди и понятия ведь не меняются, меняется только предметный мир. К тому же Геворгу Мшеци совершенно чужды затертые привычные каноны красоты. Он создал свою эстетику. Что касается артистического имени – это дань отцовской и материнской родне, которая еле унесла ноги в 1915 году. От уроженцев Муша Геворг унаследовал трудолюбие и упорство. Итог – полный зал арт-объектов и множество посетителей. Он на несколько лет самоустранился от художественной жизни, но ничего не потерял. Его пластическая сатира, юмор и публицистика со временем стали более актуальными и идентифицируемыми. В инсталляциях с политическим подтекстом он и вовсе безжалостен. Геворг Мшеци постиг тайный смысл вещей и их неслышный язык. Он создает пластику, где смешиваются времена и нравы.