Стреляют все

Архив 201122/01/2011

Автомобиль Opel Omega резво обгоняет движущиеся попутно “Жигули” седьмой модели. Завершив маневр, Opel увеличивает скорость, но на хвост ему садятся “Жигули” и через пару километров блокируют иномарку. Из “Жигулей” выходят молодые люди, пытаются объясниться с водителем иномарки. Объясняются на повышенных тонах. Водитель “Опеля” открывает окно и стреляет. Одна из пуль попадает в голову двадцатилетнему пассажиру “семерки”. Молодой человек погибает на месте.
Обыкновенная история. Место действия: ближнее Подмосковье, город Люберцы. Время действия: два часа тридцать минут ночи. Повод, побудивший действующих лиц довести дело до смертоубийства? Opel Omega и “Жигули” седьмой модели во время движения зацепились боковыми зеркалами. Цена жизни и цена зеркала — прикиньте, что дороже?
Популярный актер Владимир Вдовиченков (сериал “Бригада”) пытается припарковать автомобиль. К тому же стремится и водитель другого автомобиля. Относительно молодые начинают доказывать приоритеты, в итоге точку в дискуссии ставит выстрел. Актера увозят на “cкорой”. Место действия — Москва, старый Арбат. (Ничего необычного, такого, чтоб из ряда вон.)
“Прадо кафе” на Славянской площади в Москве. Мужчина выстрелил в ногу редактору телеканала Russia Today Наталье Архипцевой. (Ну и что? Не убил же!)
На Кронштадтском бульваре в упор застрелен болельщик “Спартака” Егор Свиридов. Два его товарища ранены. То самое убийство, которое спровоцировало известные беспорядки на Манежной площади в Москве. (Егора, конечно, жалко.)
Снова Москва. Неизвестный стреляет из пистолета в глаз дворнику. Дворник госпитализирован. (Дворник скорее всего таджик. Или киргиз.)
За три дня до наступления нового, 2011, года. На юго-востоке Москвы пятью выстрелами застрелен подполковник милиции. Убийство произошло в лифте жилого дома по улице Братиславской. (Если бы офицера убили в наступившем 2010 году, газеты написали бы так: “Убит подполковник полиции”.)
Пояснение первое. Некоторая легковесность комментариев, взятых в скобки, не от избыточного цинизма автора, рассказавшего читателю эти истории, а рутинности и обыденности происходящего вокруг и около нас.
Пояснение второе и главное. Все, кто в последние месяцы ушедшего года лишился жизни, были убиты с помощью так называемого “травматического оружия”, которое чем дальше, тем больше стремится занять место оружия массового поражения. Считать его “травматическим” могут либо дураки, потому что не понимают сути, либо те, кто им торгует, потому что это выгодный бизнес.
Заместитель начальника департамента обеспечения общественного порядка МВД России Леонид Веденов: “В период с 2005 года по настоящее время с использованием травматического оружия было совершено более двух тысяч преступлений, в том числе четыреста шестидесяти восьми потерпевшим причинен вред здоровью различной степени тяжести, шестьдесят пять человек скончались”. И это, можно предположить, еще не полная статистка.
Оказавшись перед фактом, Госдума РФ внесла поправки к Закону “О травматическом оружии”. Например. Новый законопроект запрещает обнажать оружие без оснований: гражданин сможет применять его только “для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости”. Как человек в хорошем хмелю или под наркотическим кайфом будет определять “состояние необходимой обороны” или “крайней необходимости”, объяснять надо?
Еще одно нововведение. Человек с лицензией ныне может приобрести лишь два пистолета, а по действовавшему законодательству — пять. Спасибо хоть не двадцать пять…
…Из сокровенного. С подачи старших товарищей пистолет ТТ и револьвер системы “наган” в беспокойное время постсоветской смуты оказались и у автора этих строк. Два, это, конечно, не пять, но все равно много. Вдоволь насладившись чувством превосходства над невооруженным меньшинством и перечитав по случаю Чехова, автор пришел к заключению, что подаренное оружие должно быть уничтожено. Чтоб было лучше как для него самого, так и окружающего мира. Короче: разобрав стволы на составные части, автор в разное время и в разных местах сбросил их в мутные потоки Гетара, выполнив таким образом свою часть программы “Мир без оружия”.
Думать, что тем же путем пойдут все, автор так не думает, но чтоб сражающее насмерть оружие приравнивали к палке с тупыми концами!? Чтоб смертоносное — без вопросов, легко, в широком ассортименте и свободной продаже: бери, осваивай, пробуй…
Рассчитывать на высокую сознательность оруженосцев тоже, конечно, не приходится. Как и думать, будто наличие пистолета в кармане способно гарантировать защиту одной личности от другой, у которой в кармане тоже не носовой платок. Время заплаканных платков обычно приходит позже, а чтоб в Армении до этого не дошло, надо прийти в себя уже сегодня и посмотреть на мир трезвыми глазами.

Итак. Если травматическое оружие у нас продается точно так, как оно продается в России, требуется максимально ужесточить законы, предотвращающие кровопролитие. Если в свободной продаже оружия нет, то и слава богу, то и не надо. Если же наши представления и после этого не совпадут с действительностью, то, извините, менять надо представления. Чтоб потом когда-нибудь суметь изменить и действительность.
Москва