Стрелять или не стрелять?

Архив 201217/04/2012

Вопрос, на который каждый должен ответить самостоятельно прежде, чем мы ответим сообща

История тульского бизнесмена, 52-летнего Гегама Саркисяна, который зарезал троих из четырех грабителей, ворвавшихся к нему в дом, буквально всколыхнула Россию. Пока следствие раздумывает, был ли превышен “предел необходимой самообороны”, тысячи людей — русских людей, заметим, — называют Саркисяна “героем”, а тульский губернатор публично пообещал не дать его в обиду.

Необычно. В иных случаях, чего уж скрывать, армянина, да еще “торгаша”, подними он руку на русских людей (а один из убитых — как раз русский), обложили бы совсем другими словами, требовали бы немедленного и сурового возмездия. Теперь все наоборот. Потому что не об армянине тут речь, а о том, что человек свою семью защищал, не мог спокойно смотреть, как к голове семимесячной внучки бандит приставил ствол. Избитый, получивший сотрясение мозга, немолодой, уже отдавший грабителям все, что было в доме, Саркисян не выдержал, схватил кухонный нож…
По-человечески все понятно. И Саркисяна, полагаем, судить не будут — не за что. А если все-таки будут — сраму на весь мир не оберутся. Но, помимо морально-этического, есть во всей этой потрясающей истории еще один, вполне прикладной и насущный аспект. Настолько насущный, что обсуждению вопроса уделяют лучшее время (прайм-тайм) ведущие телеканалы России. Вопрос такой: разрешать или нет свободное владение оружием. Очень непростой вопрос.
Предположим, был бы у Саркисяна пистолет — законно зарегистрированный, легально приобретенный. Ведь не произошло бы того, что случилось, не стал бы этот человек пусть невольным, но убийцей, не видел бы, как унижают и мучают его родных. Без лишних слов положил бы он грабителей на пол и держал на мушке, пока прибудет полиция. А если бы стали ерепениться — стрельнул бы одному-другому в ногу, чтобы неповадно было. И были бы они — хозяин дома и налетчики — в равных условиях, ведь у них-то ствол имелся.
Таких историй — тьма, говорят сторонники свободного оборота оружия. Добропорядочный гражданин имеет право защищаться. Потом уж суд решит, превысил он там “пределы необходимого”, или не превысил. А бандиты, зная, что вполне могут нарваться на вооруженный отпор, присмирели бы — не в пример нынешним временам.
Никак невозможно! — возражают противники, народ у нас всяческий, не все сплошь — сознательные и добропорядочные. Пистолет за пояс — и пошел куражиться! К тому же если еще примет на грудь, как полагается, полбанки с прицепом — это каких же ужасов натерпимся! Перестреляют людишки друг друга, никого не останется в державе. К тому же — вы на пресловутую хваленую Америку посмотрите. Там ведь кошмар, что творится. Недели не проходит без инцидента: то школьник за плохую отметку учителя шлепнет, то уволенный официант вернется в бар и от обиды всех посетителей и обслугу перестреляет, то муж-ревнивец любовника жены кокнет, а потом выяснится, что это и не любовник был вовсе, а разносчик пиццы… А то и просто так — от избытка дури — палить начинают. Нет, нельзя оружие в свободный оборот пускать, ни за что нельзя!
Мне кажется, что сторонники двух таких разных точек зрения никогда к общему знаменателю не придут. Потому что по-своему обе стороны совершенно правы. И ответ на этот вопрос каждый должен найти самостоятельно.
Автор, например, нашел. И ответ этот — да, следует разрешить людям вооружаться. Осторожно, подконтрольно, обставляя приобретение оружия массой условий, но — следует. Потому что преступник вооружен, а ты — нет. У преступника проблем с приобретением ствола не бывает, это, так сказать, его профессиональный инструмент. Заведомое неравенство получается. Второе: нет надежды, что закон (полиция, иные “органы”) тебя во всех случаях и безоговорочно защитят, не дадут бандитской руке дотянуться до твоего горла. Ведь очень часто бывает наоборот. А поскольку закон недостаточно разворотлив, случается, что преступление остается безнаказанным. И получается, что крайним оказывается как раз самый что ни на есть сознательный, добропорядочный и законопослушный гражданин. Причем именно потому попадает он впросак, что слишком законопослушен, ему и в голову не придет “левый” ствол завести.
Другой вопрос, что в государствах, где человеческая честь и достоинство — традиционно не на первом плане (на первом — государственный интерес), людям в массовом порядке вооружаться ни за что не позволят. Лучше рискнуть тысячей-другой человеческих жизней в год, (в конце концов, может, их еще, вопреки статистике, и не всех убьют), чем рисковать стабильностью. Поэтому в таких странах людям только в одном случае оружие дают — для защиты отечества. А для самозащиты — нет, шалишь! Кстати, в Европе, где оружие носить не принято, не то что в Америке, купить его тем не менее можно. Правда, преодолев массу препон, но — можно. Потому что там подход другой: лучше поиметь несколько инцидентов, чем оставить безоружного, беспомощного человека лицом к лицу с вооруженным негодяем. Очень уж это несправедливо.
Вот, собственно, и вся суть проблемы. И не то важно, что решения пока нет и, видимо, долго еще не будет — мы ведь далеко не все определились с ответом, а коли так, нельзя рубить с плеча. Главное — вопрос поставлен, а как известно, в правильно поставленном вопросе всегда присутствует скрытый ответ.