“Страшная тайна”,

Архив 201014/10/2010

или Цена чиновничьего молчания
Убийство в азербайджанской тюрьме молодого сельчанина, жителя приграничной деревни Ттуджур Манвела Сарибекяна, остается в центре общественного внимания. В первую очередь потому, что нет достаточно внятных ответов на все возникающие вопросы.

Отец Манвела Мамикон дает интервью, он хочет, чтобы ему вернули хотя бы тело сына — чтобы похоронить парня по-человечески. Когда это случится, да и случится ли вообще, Мамикону никто не объясняет. Зато сам он утверждает, что его сын не был пастухом, как ранее сообщалось, а трудился разнорабочим, часто ходил в лес по дрова. И в день исчезновения он вновь пошел в лес по просьбе отца. При этом отец исключает, что Манвел мог там заблудиться — “лес он знал как свои пять пальцев”. Поэтому Сарибекян-старший предполагает, что его сына могли похитить азербайджанские диверсанты. Ведь “это не первый случай, из нашей деревни несколько раз исчезали люди”, утверждает он. Мамикон хотел встретиться с министром обороны, но говорит, что его не принимают. Комментариев не дают, объяснений не представляют.
Предположим, рассуждения Мамикона близки к истине. Допустим, что парень был похищен на нашей территории и уведен в плен. Там его пытали, он “сознался”, что является армянским засланцем, а после этого, разумеется, убили — чтобы не отдавать обратно, ибо тогда вся правда всплыла бы моментально. Почему не сказать об этом прямо? Неужели признание того, что азербайджанские разведывательно-диверсионные группы нет-нет да и вторгаются в наши пределы, похищают и убивают наших людей, способно каким-то образом запятнать блистательную белизну мундира? Отнюдь нет. Оппозиционная пресса задается вопросом: “неужели наши границы так плохо охраняются?” Это не граница, а линия фронта. Есть разница, которую людям должны объяснить военные специалисты, а не журналисты. И заодно разъяснить, что такие случаи свидетельствует о методах противника, гораздого “воевать” с безоружными сельскими рабочими. Но специалисты молчат, слухи и домыслы ширятся, возникает благодатная почва для глобальных, причем не всегда адекватных обобщений относительно армии и армейской жизни. Такова цена чиновничьего молчания. Высокая цена, установленная, однако, вовсе не журналистами.
Другой факт: СМИ сообщили, будто грузины оттяпали у нас некоторые приграничные пространства, установили свои погранзнаки на нашей территории, выдавливают крестьян с их наделов. Это правда или досужий вымысел? В МИДе говорят, что вымысел, но официально комментировать ничего не станут, потому что тема — в компетенции пограничников. Последние хранят каменное молчание — точно такое же как местные власти на указываемых территориях. Очевидно, что вопросов это не убавит. Эти вопросы, конечно, опять назовут “провокационными”, не понимая, что провокационными могут быть лишь ответы или их отсутствие.
Опыт подсказывает, что всегда лучше говорить правду. Конечно, есть закрытые темы, есть военная и дипломатическая тайна и т.п. Но наш разговор не о секретах, которые следует хранить как зеницу ока. Речь о бесспорном праве общества быть информированным в пределах, не угрожающих национальной безопасности. Приведенные примеры, думается, лежат именно в таких пределах. Правда о судьбе молодого парня из Ттуджура и ситуация на границе с Грузией — это как раз то, о чем можно и нужно говорить во всеуслышание. Потому что иначе станут шептаться на кухнях — с саркастическими улыбками на лицах. Советская история показала, что именно из таких шепотков и таких улыбочек со временем рождается громовой ураган общественного мнения. Чем раньше наши молчуны это поймут, тем лучше и для них, и для общества.