Страсбург: “разбор полетов”

Архив 200927/06/2009

Внутриполитическая повестка на этой неделе формировалась с оглядкой на Страсбург, где проходила летняя сессия ПАСЕ и откуда приходило множество новостей — хороших, плохих и откровенно скандальных. Можно не сомневаться, что именно они и станут предметом обильных комментариев на ближайшие дни.

Как уже сообщалось, в среду на пленарном заседании ассамблеи была принята очередная, четвертая по счету, резолюция по Армении. Больше года как номера этих резолюций у всех на слуху — 1609, 1620, 1643 и теперь вот 1677, но цель, которую все они преследовали, не достигнута, и трансформировать сложившееся после президентских выборов 2008-го политическое противостояние в политический диалог пока, к сожалению, не удалось. Проблема в том, что диалог — это культура, а с нею на отечественном политическом поле напряг, который одними резолюциями не преодолеешь.
В одном из сообщений из Страсбурга промелькнула реплика британского депутата и содокладчика мониторинговой комиссии Джона Прескотта, посоветовавшего отечественным политикам обратить внимание на риторику и заметившего в связи с этим, что она не вписывается в демократические установки политического общения. С такой риторикой, по его мнению, вряд ли можно “работать вместе”. Прескотту невдомек, что планами отечественной оппозиции предусматривается несколько иной формат общения с властью — “борьба до самого конца”, из которой, собственно, и вытекают поведение, риторика и прочая политическая атрибутика.
Но вернемся к принятому ПАСЕ документу, который глава армянской делегации Давид Арутюнян назвал взвешенным и объективным, а представитель АНК, ответственный по внешним связям Владимир Карапетян, пощечиной, свидетельствующей о неспособности властей освободить страну от мониторинга. Начнем с того, что освобождение кого-либо из новых европейских соседей от мониторинга не входит в ближайшие планы ПАСЕ или какой-либо другой европейской структуры и Карапетяну, как бывшему мидовскому пресс-секретарю, это должно быть известно лучше, чем кому-либо еще.
“Я не хочу, чтобы у кого-то сложилось впечатление, будто в Армении все вопросы решены. Нам еще предстоит пройти долгий путь. У нас есть первоочередные задачи, которые должны быть решены в ближайшее время. Это доклад временной парламентской комиссии, внесение изменений в Избирательный кодекс, продолжение реформ в судебно-правовой системе и полиции” — это мнение Давида Арутюняна всего лишь отражает реальность, о которой мы знаем сами и которая хорошо видна из Европы. В этом смысле Европа всего лишь задает планку, и нам решать — равняться на нее или нет.
Что касается пощечины, то она проявилась не в резолюции, которая, согласно тексту, констатировала “желание властей преодолеть политический кризис и открыть новую страницу в демократическом развитии Армении”, а в совсем другом инциденте. Речь о подписях, мягко говоря, недружественных Армении депутатов под поправками, инициированными членом армянской делегации в ПАСЕ Заруи Постанджян. Напомним, они касались освобождения всех арестованных лиц в связи с событиями 1 марта и возобновления работы Группы экспертов по сбору фактов с вовлечением в нее международных экспертов.
Ее попытка заручиться поддержкой азербайджанских и турецких депутатов для продвижения своей инициативы, которая, кстати, не содержала ничего экстраординарного, вызвала бурю споров и разного рода комментариев. Не говоря уже о последовавших оправданиях самой Постанджян. Поначалу она заявила, что не видит ничего предосудительного в том, что многие депутаты ПАСЕ решили поставить свою подпись под поправками, которые, как она убеждена, будут способствовать демократическому прогрессу Армении. Правда, забыла упомянуть, что, согласно процедуре, любой депутат ПАСЕ, который желает заручиться поддержкой коллег, должен как минимум попросить их об этом лично. Что, собственно, она и проделала в порыве вполне искреннего желания добиться освобождения для заключенных по делам 1 марта, которые не подпали под амнистию. Можно, конечно, предположить, что она не знала подписантов в лицо или, как попытался вчера ее оправдать Сурен Суренянц, не обладала достаточным дипломатическим опытом. Последний, надо полагать, необходим для того, чтобы суметь оценить степень искренности азербайджанских коллег, которые спят и видят торжество демократии в Армении…
Сопартийцы из “Наследия”, поначалу отказавшиеся комментировать ситуацию до приезда Постанджян, поразмыслив, решили вбросить иную версию. Мол, попытайтесь взглянуть на происшедшее с другой стороны — по сути, она заставила азербайджанцев подписаться под документом, призванным способствовать освобождению героев арцахской войны. Что ж, нехилый аргумент, который, несомненно, поспособствует “разбору полетов” в азербайджанской делегации, но не прибавит Постанджян понимания в родном отечестве. Сегодня самый популярный вопрос, которым задается отечественная пресса, — а что думают по этому поводу сами участники арцахской войны, за освобождение которых она ратует.
Ответа на этот вопрос пока нет, но недостатка в других комментариях не наблюдается.  “Мы должны суметь решить наши вопросы внутри. Это не означает, что членство в СЕ бессмысленно и не нужно использовать эту структуру для того, чтобы способствовать демократии внутри. Но не до такой же степени, чтобы обращаться за помощью к турецким и азербайджанским депутатам”, — сказал вчера на пресс-конференции глава офиса “Ай Дат” по политическим вопросам АРФ Дашнакцутюн Киро Маноян, отметив, что не сомневается в патриотизме ни Постанджян, ни кого-либо другого, однако считает ее шаг политической ошибкой.
Представительница партии “Процветающая Армения” в делегации Армении, Наира Зограбян, высказалась в интервью радио “Свобода” достаточно резко: “Будь ты в рядах власти или оппозиции, в первую очередь ты должен быть патриотом своей страны, в любом случае на первом плане должны быть интересы страны. К сожалению, должна отметить, что госпожа Постанджян де-факто повела себя как полноправный член азербайджанской делегации, что, кстати, довольно активно и с большим воодушевлением было отмечено именно некоторыми членами азербайджанской делегации”.
“Мы имеем дело с беспрецедентной реальностью. Ни один член армянской делегации никогда подобным образом не вел себя. Депутат “Наследия” хотя бы должна была унаследовать уважение по отношению к родине. Никак не понимаю ее шага”, — заявил на вчерашней пресс-конференции член парламентской фракции РПА Карен Авакян.
“Я жду объяснений от партии “Наследие”, чтобы понять, является ли приглашение азербайджанских и турецких депутатов принять существенное участие в демократических процессах в Армении позицией “Наследия” или это личный подход Заруи Постанджян”, — сказал журналистам секретарь коалиционной фракции “Процветающая Армения” Арам Сафарян, отметив, что затрудняется дать оценку поведению и действиям Постанджян в Страсбурге, потому что ничего рационального или разумного в них не видит.  “Когда мы находились в Страсбурге, мы избегали каких-либо контактов с азербайджанскими и турецкими депутатами, так как их мотивы весьма понятны нам”, — мнение коллеги по оппозиционному фронту координатора АНК Левона Зурабяна.
Тамара ОВНАТАНЯН