Аво Увезян: “Мои права на Strangers in the Night датированы октябрем 1968 года”

Архив 201728/03/2017

Аво – сын Увеза-комара

24 марта в своем доме во Флориде скончался знаменитый во всем мире джазовый музыкант, автор музыки легендарной песни Фрэнка Синатры Strangers in the Night и основатель известной фирмы по производству сигар AVO Аво Увезян. Музыкант скончался через три дня после празднования своего 91-летия. О брендовом музыканте и производителе сигар рассказал Александр Губский в российской газете “Ведомости”.

 

 

Он в известной степени был лицом армянской диаспоры, человек, по которому многие впервые узнавали об армянах. Харизматичный Аво сделал сам себя своим талантом, своим трудолюбием. И никогда не унывал. Конечно, помогал и “случай”.

Так, если он, будучи известным джазовым музыкантом, после скитаний по миру не поселился бы в Пуэрто-Рико и не познакомился там со скрутщиком сигар, его пристрастие к сигарам не трансформировалось бы в бренд. Так же “случайно” он уехал в Доминиканскую Республику. “Случайно” Увезян уже почти четверть века не расстается с компанией Davidoff.

Длинный ряд неслучайных случайностей. Уже много лет бренд Uvezian считается одним из наиболее высококачественных, входит в ряд самых престижных марок сигар. Как и Rolls Royce. Сигары AVO стабильно занимают высокие позиции в рейтинге самого авторитетного журнала Cigar Afinionado. Не случаен девиз Аво: “Делать только лучшего качества, предлагать в хорошей упаковке и продавать за разумную цену”. Плюс ко всему этому джаз, Strangers in the Night и, главное, бесконечное обаяние и искрящиеся армянские глаза. Как ни странно, Аво Увезян никогда не был в Армении, хотя играл едва не по всему миру.

 

***

…Родители Аво — турецкие армяне — успели покинуть Османскую империю до начала геноцида. Аво родился в Бейруте в 1926 году. Сын музыканта и композитора Акопа Куюмджяна, Аво с детства занимался музыкой — сначала классической, а затем джазом. Аво было 16 лет, когда его отец умер. Но у Аво уже была своя джаз-группа Lebanon Boys, и он мог прокормить семью — мать и двух сестер. «Отец был очень легкий и подвижный, и его прозвали Увез (комар)», — вспоминал Аво в интервью журналу Cigar Clan. Аво взял эту кличку как сценический псевдоним и стал Увезяном. Летом, в туристический сезон, группа Увезяна играла по бейрутским клубам, а на зиму уезжала в другие страны. Один год она выступала в Багдаде (где Аво, говоривший на родном армянском, французском, английском, турецком и арабском, уже выучил фарси), на следующий год был заключен контракт с шикарным отелем в Тегеране. Как оказалось, отель принадлежал шаху Ирана, и однажды управляющий предложил Lebanon Boys выступить во дворце шаха. Молодой Аво был совсем не знаком с этикетом и, когда шах и его гости начали танцевать под знаменитую In the Mood Гленна Миллера, он прекратил играть: «Постойте, под эту музыку совсем не так танцуют, дайте я покажу». Но такая дерзость не обидела монарха, наоборот, он стал регулярно приглашать Аво во дворец. Помимо музыкальных талантов, шах Реза Пехлеви ценил то, что полиглот Аво был способен разговаривать почти с каждым из гостей на его родном языке.

Когда контракт закончился, шах спросил у музыканта, что он собирается делать дальше. Аво ответил, что хочет поехать в Америку — совершенствоваться в джазе (в Нью-Йорке жила его тетя), но у него нет американской визы. Уже через неделю Аво отправился в США.

 

Нью-Йорк – Пуэрто-Рико – Доминикана

В Нью-Йорке Увезян учился музыке, познакомился с будущей женой, Мэри, но тут идиллии пришел конец: 25-летнего молодого человека призвали в американскую армию. Шла война в Корее, и Увезян должен был отправиться на фронт, но сначала его определили в учебное подразделение. И вновь Аво выручила музыка. В «учебке» он вечерами играл в офицерском клубе, и однажды большой чин попросил Аво исполнить известный джазовый стандарт Back Home Again in Indiana. Аво сыграл столь проникновенно, что расчувствовавшийся командир спросил, может ли он что-нибудь сделать для солдата. Увезян не растерялся и сказал, что хотел бы продолжить службу в США. И вместо Кореи Аво вновь отправили в Нью-Йорк.

После демобилизации он остался в Нью-Йорке — женился на Мэри и начал работать в ювелирной компании ее отца. Счастливый брак продолжался 24 года, у них родились три сына… Но затем Мэри умерла, и Аво не смог больше оставаться в Нью-Йорке. Дети были уже совершеннолетние, и Увезян переехал в Пуэрто-Рико. Он вновь начал играть в отеле и подрабатывал консультантом по недвижимости. К тому моменту — шел 1975 год — Аво уже неплохо разбирался в сигарах и решил отправиться в Доминиканскую Республику, чтобы сделать собственный бренд.

Увезян провел исследование, и лучшим производителем сигар в Доминикане оказался Хендрик Кельнер (позже его компания тоже станет частью Davidoff). Первую партию сигар, сделанную Кельнером, Аво продавал со своего рояля: он играл джаз, постояльцы отеля подходили к инструменту, где стояли сигары, брали, курили и платили. Несколько месяцев спустя Увезян осознал, что сигары способны давать ему больший доход, чем музыка. Так появился бренд Avo. Но играть любимый джаз Увезян не перестал. Сегодня он, смеясь, говорит про две свои страсти так: «Сигары помогают моему карману, музыка — моей душе».

 

 

“Моя главная мечта — дождаться, пока моя дочь подарит мне малыша”

Отрывок из интервью Аво Увезяна

 

— Вы действительно являетесь автором музыки знаменитой Strangers in the Night Фрэнка Синатры?

— Мои права на эту песню датированы октябрем 1968 года. Я писал музыку, не слова. Так как я не писал стихов, звукозаписывающая компания предложила мне человека, который написал слова песни Broken Guitar. У меня был друг, который был другом Фрэнка Синатры, и он взял мою песню с собой в Палм-Спринг, Калифорния, чтобы показать ее Фрэнку. Когда песню показали Фрэнку, ему понравилась музыка, но не понравились слова, и он вызвал трех ребят из Лос-Анджелеса, и за ночь появились слова Strangers in the Night.

Так как это была моя первая попытка записать песню, то одновременно я послал ее и немецкому композитору Берту Кемпферту. Я хотел, чтобы он сначала выпустил ее в Германии — пусть даже под своим именем, потому что звукозаписывающий бизнес в Штатах в то время контролировался в основном мафией.

Песня прозвучала в Германии, а затем появилась в фильме A Man Could Get Killed (вышел на экраны в 1966 году. — «Пятница»). А когда ее стали исполнять в США, я начал судиться со звукозаписывающей компанией, потому что мне они не заплатили. И однажды ночью, когда я подходил к своему дому, ко мне приблизились двое и сказали: «Аво, тебе надо прекратить судиться, ты не знаешь, с кем ты имеешь дело. А у тебя дети. И даже твой друг Фрэнк тебе не поможет». Звукозаписывающая компания заплатила мне немного денег, и я прекратил процесс.

Но Strangers in the Night далеко не единственное, что я написал. Я написал много танго — сами аргентинцы мне говорят: «Аво, вы единственный неаргентинец, который так чувствует танго и может сочинять музыку».

— Самые важные люди в вашей жизни?

— Мои друзья. Меня часто спрашивают: «Какова цель вашей жизни?» И я отвечаю: «Проводить время с людьми, с которыми мне хочется быть, а не с теми, с которыми я должен». Я никогда не делил людей по статусу или доходу. Когда я иду по улице и вижу человека, курящего сигару, мне всегда хочется подойти к нему и заговорить. Так было, например, в Малайзии — я подошел, а люди меня узнали. И вот такие моменты лучшие в моей жизни. Самое большое богатство в этой жизни — встречаться с интересными людьми, именно поэтому я всю жизнь учил языки. Я говорю на девяти языках, но русского среди них, к сожалению, нет.

— Вы были знакомы со многими знаменитыми людьми. Какие встречи врезались в память?

— Встреча с шахом Ирана, когда я играл для него в первый раз. Встречи с великими джазовыми музыкантами того времени, например, пианистом Тедди Вилсоном (из оркестра Бенни Гудмана), который стал моим учителем. Затем, когда я уже занялся сигарами, познакомился с президентом Бушем-старшим. Дело было в Пуэрто-Рико, я стоял у подъезда (отеля), курил и ждал, когда подадут машину. И тут перед входом остановился лимузин. Из него вышел президент США и, сделав несколько шагов, он узнал аромат сигары. «О, вы курите мои сигары», — сказал он мне. «Нет, господин президент, это вы курите мои, — ответил я. — Я — Аво Увезян».

— Вы добились в этой жизни многого, у вас осталась еще какая-то мечта?

— Продолжать наслаждаться жизнью сейчас, в моем возрасте, так, как я это делал, когда был молодым. Ну а моя главная мечта — дождаться, когда моя дочь подарит мне малыша. Когда я вижу маленьких девочек, я млею. Дождаться, когда твоя дочка, которая выросла у тебя на руках, подарит тебе внучку — что может быть лучше!

(С сокращениями)