Страх — вот что противоестественно природе чемпионата мира

Архив 201017/06/2010

О ЮАР и чемпионате пишется немало, в том числе нелестного. Так что меньше всего хочется нагнетать и драматизировать. Ругать и ныть легко, но вряд ли перспективно.

Однако “сводки боев” совершенно не дают расслабиться. И ладно бы сводки газетные. Все “нелестное” происходит совсем рядом, и пресловутая формула “пронесет, выплывем, прорвемся” здесь почти не работает.

Встречаемся после матчей с коллегами. Все только что на совесть поработали и пребывают в состоянии приятной усталости, а также связанной с этим оживленности.
— Ужинать пойдем?
— Ты что? — говорят мне, имеющему полуторасуточный южноафриканский опыт, недельные корифеи. — Мы здесь никуда не ходим. Подвези лучше до гостиницы, если есть машина.
— А что ж вы делаете в свободное время?
— Сидим в номерах.
Тех обокрали. На этих напали. За теми погнались. Для вас далекая, а для меня близкая жуть. Проблем можно избежать, следуя четким указаниям местных: не выходить из гостиницы в темное время суток, не демонстрировать окружающим кошельки, электронику и дорогие вещи, не щелкать, извиняюсь, передней частью головы. Простые жизненные истины, написанные, как говорят про опять-таки армейский устав, кровью. Вот только какое они имеют отношение к празднику? В стремлении укоренить футбол на Черном континенте президент ФИФА Йозеф Блаттер зашел слишком далеко. Речь не о порядке на стадионах или качестве игры африканского розлива. Страх — вот что противоестественно природе чемпионата мира. Страх ничем пока что не опровергаемый, а, напротив, получающий каждодневную подпитку.
У Жванецкого есть монолог: “Такого-то знаешь? Убили. А такого-то? Зарезали. А тот повесился”. В ЮАР примерно так же. Пошел человек в супермаркет — разбили стекло в машине. Взял в следующий раз ноутбук с собой — украли прямо в супермаркете, с торговой тележки. Днем вон туда еще можно, а вот туда нельзя. Ночью вообще никуда нельзя. Даже на машине. Даже с закрытыми стеклами и заблокированными дверями. А на светофорах, как это часто делают белые южноафриканцы, если рядом нет машин, лучше не останавливаться ни на желтый, ни на красный, ни на синий свет. Здоровье дороже штрафа. Никто не говорит, что с вами обязательно что-то произойдет. В конце концов, множество аборигенов живут в своей стране относительно безопасно. Но никто из них не отрицает, что риск вляпаться в историю присутствует постоянно и при этом он достаточно велик.
Я разговариваю с хозяйкой своей гостиницы, очень благообразной пожилой женщиной по имени Марена. Белой — в сложившихся условиях, к сожалению, это приходится уточнять. В Дурбане она родилась и выросла, знает все подводные камни досконально и, разумеется, не имеет желания на них натыкаться. Те, однако, сами возникают в жизни, разрешения ни у кого не спрашивая. “Месяц назад меня обокрали, — рассказала Марена. — Вскрыли квартиру, хотя живу в благополучном районе. Вынесли золото, деньги, кое-какие вещи. Воров нашли — нигерийцы. Украденное никто не вернул. Задействованы были три группировки, концов теперь уж не отыщешь”.
— Что в ЮАР делают нигерийцы?
— Не только они — выходцы из Кении, Мозабика, Намибии… Пол-Африки сюда едет. В ЮАР есть деньги, все это знают. Для эмигрантов нужно разрешение властей на работу, но ведь работать большинство приезжих не собирается. Живут нелегалами, ютятся где придется, кормятся грабежами. В Дурбане около 30 процентов населения — безработные. Им надо что-то есть, это очевидно.
— Дурбан по сравнению с Йоханнесбургом не так опасен, верно?
— Там еще более непростая обстановка.

Я могу понять, какую цель преследовал Блаттер, лоббируя первенство планеты в ЮАР. Рабочие места, инфраструктура, экзотика… Не ясно только, что всем остальным теперь делать с этой благотворительной и сердобольной идеей ФИФА. Ведь самый популярный турнир на Земле не только подарок какой-то стране, а еще и способ познакомить остальной мир с историей, кухней и жизнью этой страны. Условия для такого знакомства в Южной Африке не кажутся подходящими. “Смотрите футбол и думайте о собственной безопасности” — таковы в настоящий момент главные установки для каждого, кто присутствует в ЮАР, но не является ее резидентом.
Есть и еще одна проблема, которая для части туристов и журналистов может стать актуальной, особенно ближе к концу турнира. Каждый десятый в ЮАР, дай бог ему здоровья, — ВИЧ-инфицированный. Но здесь хотя бы виден враг и есть весьма действенный рецепт борьбы с ним. Надо всего лишь помнить электротехническую аксиому: “Не влезай — убьет”. А вот как быть с теми, на кого лезть совершенно не хочется, но кто сам имеет на вас определенные виды, даже если вы не законченный лох?
Подводя итог первым впечатлениям от чемпионата в южноафриканских декорациях, набирающего обороты под разрывающий мозг аккомпанемент вувузел, можно вполне уверенно сказать: он пройдет на неплохом футбольном уровне. Только вот нужно ли считать это испытание праздником? Поживем — узнаем. Вернее: доживем — узнаем.
Из репортажа Евгения ДЗИЧКОВСКОГО, обозревателя газеты “Спорт-Экспресс”