Столичный “зибил” отдымит в конце августа

Архив 200928/07/2009

За исключением земель, незадействованных японским проектом, коих немало…
Долгожданные перемены на Нубарашенской горсвалке видны, что называется, невооруженным взглядом. “Японский проект”, в рамках коего предполагается улавливать и сжигать биогаз, стартовал еще в мае. И за истекшие месяцы нубарашенцы уже было вздохнули полной грудью — мусорка покрылась слоем песка и герметичного материала, перестала дымить и чадить в прежних объемах. Однако мечта о ее полной “дегазации” пока не сбылась — изрядная часть мусорного полигона все еще не прикрыта. Зибил там продолжает гнить и чадить. И камуфлировать его, судя по всему, никто не собирается.


В Минэкологии подтвердили — часть мусорного пирога, дислоцированная ближе к плодовым садам, произрастающим возле Нубарашена, действительно не “пропесочена”. Но не по случайности, а сообразно заключенному договору. Известно, что горвласти спустя лет пять с начала переговоров отказались от японского проекта. Точнее, предложили задействовать в проблеме утилизации мусора и иного оператора. Предложение это в силе и поныне. Оператор должен будет работать сообразно мусорной стратегии, разрабатываемой ныне немецкой консалтинговой фирмой “Fitchner”. А вот отношение к японской разработке изменилось. Но где-то в начале апреля многострадальный договор с 58-ю редакциями был спешно подписан. Причем к тому времени в тандеме, готовом его реализовать, из трех компаний осталась одна. И ныне именно корпорация “Шимидзу” призвана вложить в нейтрализацию ереванского “зибила” 5,5 млн долларов. Вместо 8 млн долларов, как оговаривалось ранее. Экономия связана отнюдь не с нежеланием инвестировать более, а с тем, что договор был подписан с издержками.
В частности, от второго этапа программы — трансформации энергии, полученной в результате сжигания биогаза, в электричество — японцам было отказано. И теперь речь идет лишь об отлове биогаза и его последующем сжигании. Но, поскольку “энергетическая” часть договора отклонена, часть мусорного пирога японским специалистам не досталась. А достались лишь земли с мусором, именуемым не иначе как средней старости, и очень старым “зибилом”. Из последнего ныне и извлекать нечего — метан давно перебродил. Так что японцам достались лишь 10 “среднестарых” гектаров. А те, на которые засыпаются новые бытотходы, остались в резерве. Для кого — по слухам, именно в чьих-то “высоких” интересах вся свалка не используется, — а главное, для чего “зарезервирована” часть зибиланоца, покажет время. Пока же шимидзиевцы развернули на мусорке активные действия.
Пробурили 28 скважин, провели трубопровод, который активно охраняется (не исключены попытки кражи красивой и надежной трубы, которую не способны прогрызть даже крысы). Завезено также добротное оборудование. Настолько современное, что специалисты Минэкологии, присутствовавшие во время открытия контейнера с техникой, обомлели — агрегаты на фоне мусорки смотрятся уж очень красиво и несуразно. О кондиционере в кабине операторов не приходится и говорить — он словно оазис в пустыне. Удивляют проезжающих мимо мусорки ереванцев и японцы, обходящие мусорные владения в спецкостюмах. Как оказалось, изготовленных из полиэтиленовых бутылок. Словом, контрастов масса. Не хватает главного — вожделенного факела, который, согласно договору, должен загореться осенью. Но и тут положительные новости — в Минэкологии сообщили, что пламя возгорится уже к концу августа! Стало быть, минуют все запахи? Но не станут ли выделяться в воздух еще более опасные вещества процесса разложения метана? Экологи успокаивают — метан распадется на безопасные CO2 и воду.
Но возникает иной вопрос. Если в будущем к процессу мусороуборки подключится новый оператор, не будет ли заморожен японский проект? Оказалось, напротив — действия японцев не только не помешают, но облегчат да и уже изрядно облегчили жизнь будущим мусороуборщикам. А вот последние, кажется, готовы усложнить жизнь нам, абонентам. “Fitchner” уже подготовила ряд отчетов, по словам одного из членов межведомственной комиссии, полных всяческой “несуразицы”. Кардинальных нововведений в них пока что мизер, а вот абонплату за уборку мусора при этом предлагается поднять с нынешних 150 драмов (в среднем) до 300-400 драмов. Кроме того, речь идет о вывозе мусора лишь из баков, минуя мусоропроводы. По сути, жители многоэтажек должны будут платить дополнительно за ухудшение качества предоставляемой услуги. Абсурд, да и только. Остается надеяться, что в окончательной редакции немецкой “рекомендации” останутся мало-мальски разумные предложения. Благо есть идея выставить все положения на суд населения и лишь после этого претворять ноу-хау в жизнь. Вот бы так ранее, когда утверждали японский проект. Тогда, возможно, прошла бы и его энергетическая составляющая. В результате чего город не только получил бы свет, но и тепло. Предполагалось электрическую энергию продать “Армянским электросетям”, а тепловую пустить на обогрев близлежащей к мусорке тюрьмы — сделать теплее не только административное здание, но и камеры.
Впрочем, японцы и армянские экологи не унывают. Переговоры с горвластями все еще ведутся. И чем быстрее свернутся, тем скорее очистится атмосфера Еревана. Правда, сами японцы потеряют на этом средства — дабы внедрить “электрифицированный” проект, по предварительным подсчетам, потребуется дополнительных полмиллиона долларов. А может, и более. Все будет зависеть от задействования установки сжигания биогаза и последующего мониторинга рентабельности проекта. Так что и японцы, а еще более нубарашенцы с нетерпением ждут конца августа, когда из метана наконец-то возгорится пламя. И когда, быть может, и столичная мэрия загорится идеей использования для сбора и сжигания метана всего мусора, а не всего лишь его части!..
Ася ЦАТУРОВА