“Старый Ереван”,

Архив 201216/02/2012

или Как армяне вырезали азербайджанское сердце
Последнее время Баку вновь чрезвычайно взволнован, на этот раз в связи с тем, что в армянской столице будут воссоздавать город XIX-XX веков и создадут историко-культурный комплекс “Старый Ереван”. Соседи этим известием невероятно возбуждены и из “лучших” побуждений готовы предоставить нам старые чертежи. Для пользы дела. Мэрия Еревана отказалась от бескорыстной помощи. Инициаторы приуныли и возмутились…

В Баку прежде всего пустили тяжелую артиллерию в образе завсектором политисследований администрации президента страны некоего Фуада Ахундова, который разразился на интервью ИА Регнум. Он пространно излагает официальную азербайджанскую версию об армянской столице. Концепция заключается в следующем: вместо настоящего средневекового центра Еревана, который был поэтапно уничтожен армянскими властями в советское время и в годы независимости, армяне намереваются восстанавливать город XIX-XX вв., в то время как истинный облик средневекового “Иревана” — это мусульманское, азербайджанское зодчество. Мол, по какому праву!
Разумеется, попутно — кстати и некстати — он утверждает, что в Армении уничтожены все памятники азербайджанского зодчества, что Армения и Ереван созданы на землях азербайджанского Эриванского ханства и прочая чушь, извлеченная из кладовых бакинского агитпропа. Вплоть до утверждения, что в Армении сохранили только албанские христианские памятники, выдавая их за армянские. И совершили геноцид против “азербайджанской цивилизации”. Хорошее слово. Есть, оказывается, и такая цивилизация. “Старый Ереван”, говорит, придуман властями в ответ на вновь созданный в Баку портал, приуроченный к 500-летию Эриванской крепости. Армянская власть, говорит, обеспокоена этим порталом. Они считают, что если уж обустраивать “Старый Ереван”, то по образу и подобию мусульманского, азербайджанского. Смешные люди, право…
В качестве едва ли не основного, разящего наповал аргумента он говорит о Эриванской крепости и Дворце Сардара, которые были уничтожены зловредными армянами… “Самым настоящим вандализмом стало разрушение властями Армении в 1964 (!?) году Дворца Сардара”. Того самого, где в 1827-м была впервые поставлена пьеса А.Грибоедова “Горе от ума”. “Вместо того чтобы установить памятную доску, устроить музей для всего русскоязычного пространства, взяли и разрушили памятник не только азербайджанской, но и русской культуры”. Вот такой пламенный защитник культуры. А почему так задается вопросом? Потому что, по его мнению, армянское руководство обратилось тогда к Брежневу с просьбой передать НКАО Армении, но, получив отказ, начали очередную фазу уничтожения азербайджанских памятников, в том числе Дворца Сардара. Вообще, он плохо ориентируется во времени и пространстве, не говоря об архитектуре. В Баку и вовсе уверены, что Ереван происходит от Ревангула-хана, которому шах Исмаил поручил построить крепость в 1504 году. Отсюда и славный юбилей. Прочие исторические факты и артефакты для них пустой звук.
…Ереван, корнями уходящий к Эребуни (не говоря уже о более седой древности), веками был обитаемым поселением и жизнь здесь никогда не прерывалась. Во-первых, название “Ереван” (именно так) впервые появляется в тексте рукописи второй половины V века. В V-VI вв. была построена церковь Погос-Петрос, увы, разрушенная в 30-е годы. И т.д. и т.п. В средние века Ереван по причине стратегической привлекательности десятки раз переходил из рук в руки: здесь оттягивались и византийцы, и турки, и персы. В итоге из средневековья почти ничего не сохранилось — уж очень тут кипели кровавые страсти. Последней (до русских) тут хозяйничала Персия. Ну а Эриванская крепость, отметим, настоящей крепостью стала в 1582-83 гг. и построил ее Фахрад паша, персиянин, на полуразрушенных турецких руинах. В крепости проживала только часть городского населения.
В 1679 году разразилось сильнейшее землетрясение, которое едва ли не в пыль разрушило город. Со всеми большими и малыми сооружениями: армянскими, турецкими и персидскими. Так что о застройке Еревана можно говорить только начиная с даты землетрясения. А это точно не средневековье. Поэтому Ереван в отличие от многих городов и не имеет исторического центра, о чем так сокрушается правдолюбец Ахундов. Не говоря уже о том, что азербайджанцы тут совсем ни при чем — в том Ереване жили кроме армян прежде всего персы, турки, курды…
Вот что пишет француз Шарден, в 1672 году побывавший в Ереване. “Крепость, стоящая в Эривани, сама по себе может считаться маленьким городом… заключает в себе до 800 домов. Живут в ней природные персы, армяне же имеют там только лавки, где работают и торгуют днем, а вечером… расходятся по своим домам”. Никто в Ереване, в Армении не спорит со своей историей. Да, был маленький город со значительным мусульманским населением, топонимами и т.д. Это всем известно и везде об этом написано… Но время многое меняет на планете. И не надо Ахундову и его соплеменникам так нервничать в связи со “Старым Ереваном”, надо просто окончательно определиться, кто они все-таки — тюрки, татары, албанцы или персы. Определенно тюрки. Сказал же отец тюрок Гейдар Алиев: “Один народ — два государства”. Вот и руководствуйтесь.
Окончательно судьба Еревана решилась после взятия русскими крепости в 1827 г. Персидская крепость, достаточно грозная, была разрушена русской артиллерией до неузнаваемости. Ее окончательно срыли в 1864 году как только оттуда в центр города перебралась городская администрация Эривани. К великому сожалению, через некоторое время был разрушен и обветшавший Дворец Сардара, тот самый, где играли Грибоедова. Президентскому аналитику Ахундову такие вещи знать не помешает. На месте крепости в 1940-1950 гг. построили винный комбинат, на стене которого есть памятная надпись о грибоедовском спектакле.
Город постепенно обретал русско-европейские черты и застраивался зданиями из туфа и кирпича. Именно они и будут вновь воссозданы в квартале “Старый Ереван”, там, где они и стояли, но никак не исчезнувший с концами средневековый, глиняный. Конечно, очень жаль, что строители советского Еревана, не слишком думая о старой архитектуре, разрушили много зданий, даже церковь Погоса-Петроса, другие церкви, каменные и кирпичные жилые дома 1, 2, 3-х этажей, административные и прочие сооружения. Заметим, львиная их доля была работой армянских архитекторов и строителей. Так было, увы, по всей советской стране. А картина русского художника Рубо “Сдача Эриванской крепости русским войскам 1 октября 1827” — убийственный, по его мысли, довод — была написана тогда, когда от крепости остались груды щебня в 1893 году. Кстати, и картины других художников также изображают именно персидскую крепость (так и названы). О каких-то азербайджанцах тогда и много позже никто и слыхом не слыхал, ведать не ведал. А что касается мусульманского облика Еревана… В известной степени это так и было. С мечетями все ясно, а вот жилые дома были типичные для огромного региона и особым национальным стилем в так любимое Ахундовым время не отличались. Взаимовлияние культур, видите ли. Строили их без всяких проектов, по традиции и по памяти. Так что принадлежность средневекового Еревана к азербайджанскому наследию даже не миф — химера в больном мозгу.
К сведению исстрадавшегося по чужой столице бакинского аналитика: впервые идея о воссоздании старого Еревана была озвучена в 1983-м народным художником Григором Ханджяном, был сделан проект и началось строительство первых домов в квартале Дзорагюх. Тогда же прошел конкурс по сохранению и адаптации Конда, был выявлен победитель. Но пока то да се, грянуло землетрясение 1988 года… Сейчас, наконец, возможность восстановить городскую среду Еревана XIX-XX вв. появилась, что большинство горожан приветствует. Что и будет сделано, несмотря на стенания аналитика и прочих его единомышленников по порталу. Они очень обеспокоены и очень, как всегда, неадекватны. Например, утверждают, что память о крепости прямо-таки стучит им в сердца. Прямо покоя на дает. Ну зачем так… Или говорят в экстазе, что Эриванская крепость была бьющимся сердцем Эривани. И вот армяне вырезали это сердце. Ужасно. Много крови, видать, потеряли.
…Николай I назвал эту крепость глиняным горшком. Если так нашим неразумным соседям мило это глиняное сердце, тогда, может, они воспользуются имеющимися у себя чертежами и картиной Франца Рубо и восстановят его как типично азербайджанский город. Для памяти.