Старший помощник капитана и главный свЯзист Армен НАЗАРЯН

Архив 200904/07/2009

о наЧальнике экспедиции Зорие БалаЯне
Прошлой ночью я отправил очередной репортаж Зория Балаяна и сказал ему, что как-то нехорошо получается — репортаж про экипаж, а там нет ничего о начальнике экспедиции.
Он ответил, что ничего страшного, из текста и так видно, что мы — одно целое. Тогда я решил втайне от него рассказать о самом главном — об идее и реализации кругосветного плавания.
Еще во время первого этапа плавания на “Киликии” Зорий Гайкович в моем частом присутствии звонил в Америку Аруту Сасуняну и доказывал, что нужно заинтересовать Керка Кркоряна армянской кругосветкой, первой за всю историю нашего народа. И подробно описывал все, что уже потом мы увидели собственными глазами. Он говорил, что путешествие пройдет по дорогам спюрка, что оно будет “посвящено армянской матери, которая на чужбине сохранила в армянине армянина, сохранила язык, колыбельную, традиции, кухню, любовь к родине”. Так напишет впоследствии Зорий Гайкович в буклете о нашем путешествии. Но, как выяснилось, Сасунян ничего не сообщил Кркоряну.
Еще во время первого этапа плавания на “Киликии” в октябре к нам в Афины приезжал министр обороны Серж Саргсян, и тогда впервые Зорий Гайкович завел разговор о своих давнишних планах. А через год в Гибралтаре, куда министр приехал, чтобы проводить “Киликию” в океан, Зорий Гайкович показал ему карту полушарий и попросил, чтобы он начертил маршрут армянской кругосветки. И потом, естественно, попросил поставить подпись. Серж Азатович под общий хохот расписался на карте. Но, видимо, хорошо зная Зория Гайковича, добавил: “Я знаю, чем это кончится”. Пять лет назад он как в воду глядел.
На последнем этапе плавания “Киликии” Зорий Гайкович в Лондоне встретился с видным бизнесменом и благотворителем Ваче Манукяном. Вернулся на судно весь сияющий от счастья — вопрос кругосветки был практически решен. Когда через несколько дней Ваче Манукян и Армен Саркисян, с которыми были оговорены все детали, пришли на “Киликию”, они также поставили свои подписи на той самой карте полушарий. В книге “Киликия”: Возвращение” об этом подробно рассказывается с иллюстрациями. Но продолжения это общение не имело, и об этом, наверное, когда-нибудь расскажет сам Зорий Балаян.
Недавно я с борта “Армении” отправил по электронной почте его статью для “Литературной газеты”. Из нее я с интересом узнал, как еще в далеких шестидесятых годах был он близок к организации кругосветного плавания под покровительством “Литературной газеты”, института океанологии и многих выдающихся людей (Константин Симонов, Михаил Шолохов, Корней Чуковский, Виктор Амбарцумян, Мартирос Сарьян, космонавт Павел Попович и другие). Но в те времена реализация подобного проекта зависела от множества условностей и случайностей, так что даже эти весьма авторитетные люди не смогли помочь.
Итак, армянская кругосветка взяла свое начало. Экспедиция, согласно которой на всех материках идет работа по инвентариазации и съемке армянских церквей, памятников истории и культуры, — все это результат многолетней скрупулезной работы Зория Балаяна. И о самом главном. Как это было на “Киликии”, все организационные вопросы и текущие, возникающие по ходу, а также разнообразные и нелегкие проблемы, решает исключительно он.
Никто так не знает обо всем этом лучше меня. Потому и решил воздать должное начальнику экспедиции, да и то после того, как я отправил его репортаж под названием “Экипаж”. Реверанс на реверанс, но в экипаже и роль Зория Гайковича совершенно другая, особенная. Собственно, и экипажа не было бы без него.