Станислав Тарасов: “Визит Медведева в Армению может быть знаковым”

Архив 201423/08/2014

Российский политолог, эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Кавказа Станислав Тарасов, обращаясь к запланированному на 8-9 сентября визиту премьер-министра России Дмитрия Медведева в Ереван, задается вопросом о том, о чем будет на сей раз диалог Армения — Россия? При этом приходит к выводу, что от этого визита стоит ждать серьезных заявлений. 

Ереван готовится к присоединению к Таможенному (ТС) и Евразийскому экономическому (ЕАЭС) союзам. В этой связи появились вопросы, которые необходимо уточнить. Напомним, что по итогам саммита 29 мая в Астане Высшего Евразийского экономического совета было принято решение до 1 июля согласовать все нерешенные вопросы с присоединением Армении к названным союзам. 30 июня договор о присоединении Армении был направлен на межгосударственное согласование. Затем появились сообщения о том, что этот документ может быть подписан в октябре или в конце 2014 года. Со ссылкой на Овика Абрамяна звучала также информация, что 3 июля должна была состояться встреча президентов России и Армении Владимира Путина и Сержа Саргсяна. Когда она не состоялась, появились слухи, что на пути интеграции Армении в ТС и ЕАЭС стоят не только проблемы технического характера, но и большая политика. В этом контексте многие эксперты смаковали сделанное в Астане заявление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о том, что Армения может присоединиться к ЕАЭС в рамках признанных ООН границ. “Чтобы там одного еще нашего товарища не возбуждать в Азербайджане, вы так вступали в ВТО, нужно и в Евразийский союз вступить в рамках зафиксированных границ в ООН”, — говорил он, уточняя, что “вопрос еще будет обсуждаться”.

Формально речь идет о том, можно ли будет считать Карабах единой с Арменией “таможенной территорией”, и получит ли Степанакерт вместе с Ереваном возможность участвовать в едином формате в ТС и ЕАЭС. Положение усугублялось и тем фактором, что 27 июня Грузия подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, после чего глава правительства России Медведев выступил с предупреждением о возможном введении повторного эмбарго на поставки грузинской продукции. Фактом стало то, что Грузия и Армения оказались в разных таможенных плоскостях, хотя между Тбилиси и Ереваном действует договор о зоне свободной торговли.

Затем начались осложнения на линии противостояния между Азербайджаном и Арменией в Карабахе, грозящие перерасти в региональный вооруженный конфликт. Объективно в таком сценарии развития событий был заинтересован только Азербайджан, который мог заявлять о том, что воюющая страна не может быть членом ТС и ЕАЭС, а если она этого желает, то необходимо решить в первую очередь карабахскую проблему. Так Армению загоняли в изоляционный “угол”: блокированы ее границы с Турцией, Грузия может ввести определенные ограничения на сотрудничество с ней, а Россия лишена возможности прямого на нее выхода. Но эта шитая “белыми нитками” комбинация была расстроена во время саммита в Сочи президентов России, Азербайджана и Армении. Как заявил тогда глава МИД России Сергей Лавров, “карабахский конфликт не будет препятствовать вступлению Армении в Таможенный союз”. По его словам, “Армения вступает в Таможенный союз как Армения; Нагорный Карабах не имеет к этому какого-либо отношения, о чем неоднократно говорил президент Армении”.

Такова региональная политическая диспозиция, которая складывается к моменту визита в Ереван главы правительства России Медведева. Прежде всего отметим, что он является одним из тех российских политиков, который наиболее компетентен в проблемах карабахского конфликта. Будучи президентом России, Медведев не раз проводил саммиты со своими коллегами из Азербайджана и Армении по этой проблеме. Во-вторых, его визит в Ереван должен стать знаковым. Если судить по имеющимся признакам, он не строится по признакам пропорциональности: после Еревана необходимо посетить Баку или наоборот. В-третьих, визит приходится на момент украинского кризиса, который “развел” Баку с Ереваном и Тбилиси по разные стороны. В-четвертых, Баку, правда, с заметным опозданием, стал предпринимать попытки сколотить региональную коалицию. Сейчас некоторые правительственные азербайджанские политологи много рассуждают о перспективах создания так называемого “нового Южно-Кавказского Союза” с участием Азербайджана, Турции и Грузии. Любопытно, что в этом смысле нынешние азербайджанские политики почти один к одному повторяют ходы последнего мусаватистского правительства, которое перед советизацией в начале 1920 года продвигало проект военного-политического союза между Баку, Тбилиси и Тегераном. Правда, на сей раз место Тегерана отводится Анкаре.

В Нахичевани уже прошла встреча министров обороны Азербайджана, Турции и Грузии, где “были обсуждены военно-политическая ситуация в регионе, а также вопросы безопасности”. На наш взгляд, эта акция может иметь дестабилизирующий характер, поскольку велика опасность, что Турция на своих плечах внесет в регион Закавказья те ближневосточные проблемы, в плену которых она оказалась.

Стал маневрировать и Иран. Ранее, говоря о стремлении вывести свои энергоресурсы на европейский рынок, он позиционировал себя не как конкурент России. Теперь, когда ЕС пытается блокировать газопровод “Южный поток”, он заявляет о готовности поставлять газ в Европу по трубопроводу “Набукко”, а Азербайджан носится с системой трубопроводов TAP-TANAP. Но с логистикой этих проектов одни проблемы: Сирия, Ирак, появление Халифата, Турция в зоне геополитической неопределенности. Правда, существует проект транспортировки иранских энергоресурсов через Армению и Грузию к портам Черного моря, а далее, возможно, до территории Украины. Но и на этом направлении — как ни крути — Армению как потенциального члена ТС — не перепрыгнуть.

Вот почему стратегический альянс Москва — Ереван не только повышает свое значение, но и качественно меняется в сторону активного участия в предстоящих изменениях геополитических реалий в регионе. Ереван намерен использовать эту ситуацию: не случайно перед встречей с Медведевым Абрамян намерен принять в Ереване своего грузинского коллегу Ираклия Гарибашвили, а затем 15-17 сентября посетить Иран.

Что же касается Медведева, то в Ереване он может выступить с очень серьезными заявлениями.