Спандарян — Нжде: единство и борьба противоположностей

Архив 201122/01/2011

Прошло почти полвека, как в Ереване появилась замечательная площадь Спандаряна. Как тогда говорили, в самом сердце Ленинского, промышленного, района. Он, район, был создан постановлением ЦИК Арм.ССР в 1935 г. и назывался фабрично-заводским. О площади подумывали еще в 50-х годах, когда интенсивными темпами стала развиваться промышленность.

Ее в основном концентрировали в южной части Еревана. Тут же стали строить жилье и прочие удобства для трудящихся. Подумали, спроектировали, построили. Площадь получилась просторной, главное — в стиле своего времени. И окружающая застройка, и собственно площадь, в центре которой был “раскинут тенистый сквер и большой фонтан”. Так описывает ее Т.Акопян в “Очерках истории Еревана”, выпущенных в 1977 г.
Площадь действительно удалась, тем более что она оказалась едва ли не единственным полностью завершенным ансамблем столицы. Сквер и фонтан украшали декоративные элементы, национальные и по форме, и по содержанию. Всякие кувшины, стилизованные птицы, разумеется, фрукты-овощи, прежде всего виноград и гранаты. Сквер произрастал и пышнел на глазах окрестных обитателей, которые искали здесь отдохновение от соцтруда в тени и под мелодию фонтанных вод. Даже трамвай, ходивший по овалу сквера, особенно не мешал, ведь деревья и кусты росли с необычным вдохновением, что сулило людям вполне достойную в будущем релаксацию. Так, собственно, и было, пока не началось в армянской столице строительство метрополитена. Более чем благое дело обернулось для площади Спандаряна подлинной катастрофой. Сегодня трудно, если не бессмысленно, кого-либо винить в этом — что было, то было. А был классический пример непонимания и волюнтаризма. Станцию “Площадь Спандаряна” воткнули прямо в центр и расположили под сквером. Проектанты, думается, и не искали альтернативных вариантов. Здесь строить было легче, чем где-либо. Не в последнюю очередь к этому подвигнуло и желание соорудить станцию под стать московскому метро: неоправданно просторную. Шикарную. Очевидно, можно было ее уместить где-нибудь без ущерба для площади, но не захотели. А может, и прикрикнули откуда-то сверху. К 70-летию Октябрьской революции, то есть переворота, станция была сдана в эксплуатацию. Все для народа.
…В начале 80-х архитекторы Л.Геворкян, Г.Оганесян и А.Геворкян сделали проект “реконструкции” и предложили преобразовать площадь в двухуровневую и использовать подземную часть для вестибюля метро, магазинов, кинотеатра и т.д. И разумеется, подземных переходов. В 1986 году этот проект получил золотую медаль Союза архитекторов СССР и в итоге был реализован. Очевидно, те, кто награждал, понятия не имели, что было уничтожено. То, что напрочь развалился целый ансамбль, никого не беспокоило в самом Ереване, не говоря уже о Москве. Зато это был один из первых примеров подземной урбанизации, чем, очевидно, тогда очень гордились. Да, но пример весьма грубый и невежественный, если не сказать больше.
Сегодня это ощущается с особой настырностью. Все поверхности, в том числе дыры-проемы, ведущие на нижний уровень, покрыты неопрятным, растрескавшимся, разваливающимся травертином, фонтаны (без них не обошлось) безмолвствуют едва ли не два десятилетия. Растительности почти нет, только чахлые кусты, куцые газоны и только семь не менее чахлых деревьев. Зато — автостоянка. На нижнем уровне до предела уплотненный базар — выжимают доход максимально. Там же театр “Метро” — это надо же было придумать, загнать кинотеатр, обратившийся в театр, под землю. И во имя чего, каких таких высоких идеалов?
Реконструкция предусматривала также установку на площади памятника пламенному революционеру Сурену Спандаряну — какая же площадь без памятника. В итоге таки поставили достаточно традиционную статую, все как полагается: мужественное выражение, взгляд устремленный в счастливое будущее, развевающееся одеяние…
После того как площадь Спандаряна несколько лет назад назвали именем Нжде, над большевиком-ленинцем нависли темные тучи. А недавно они обрели очень даже грозные формы. В некоторых горячих головах пронеслась блестящая мысль, что-де хорошо бы выкинуть Спандаряна, а на его месте воздвигнуть памятник Гарегину Нжде. Иначе говоря, возбуждена очередная болезненная проблема. Но сокрушение памятников — неблагодарное дело, хотя многие из тех, что стоят, очень хочется убрать подальше. Но — нельзя. Достаточно Сталина и Ленина.
В начале декабря в мэрии в преддверии эпохального события прошло обсуждение новой “головной боли”. Поскольку без памятника Нжде никак нельзя, то решили объявить конкурс. Место? Площадь Нжде. Просто и ясно. А куда девать революционера? Подальше, туда, где раньше стоял гигантский “Рабочий”. Это вроде пожелание или импровизация. Но разве нельзя будущий памятник Гарегину Нжде установить в другом месте, положим, на безымянной площади у бывшего кинотеатра “Айреник” и назвать ее именем этого славного человека? Вариант. А площади, где высится Сурен Спандарян, вернуть его имя. Тоже вариант. К тому же именем Нжде названа широкая и длинная улица. Кстати, и здесь ему может быть поставлен памятник. Иначе говоря, не надо спешить, чтобы не создать новую проблему, новое томление головы. К тому же Спандарян был ленинцем совсем не кровавым, а хорошо образованным, но, к сожалению, чрезвычайно наивным.
Ну а что касается этой некогда очень красивой площади, то ее можно спасти, хотя бы проведя масштабные работы по ремонту, благоустройству и оформлению. Это как-то изменит нынешнюю ситуацию. А ту площадь Спандаряна, до эпохи метро, уже не вернуть. Очень жаль…