Сопоставляя это

Архив 201023/01/2010

Стараниями психологов, социологов и статистиков в конце минувшего года нарисовался портрет москвича, вступающего в 2010 год. Автор нашел в нем немало удивительного, однако, сопоставляя со своими представлениями о среднестатистическом ереванце, увидел мало общего. Практически ничего. Но вот что интересно: и москвичи, и ереванцы хороши как бы отдельно взятые, привлекательны сами по себе, неповторимы в своем роде и что же в этом плохого? Итак, в портрете москвича-2010 обнаруживаются любопытные антропологические подробности. Оказалось, за последние тридцать лет он подрос на пять сантиметров, достиг роста в один метр семьдесят пять, но и это еще не вечер. Ожидается, что в обозримом будущем москвич станет еще на пять сантиметров выше. Однако растут у него не только ноги, но и руки. У высокого гражданина с длинными руками на плечах (опять же идущими вширь) голова пятьдесят седьмого размера, а из того, что в ней, пожалуй, интереснее всего знать, что лишь четвертая часть молодых жителей столицы воспринимает многонациональность как норму, тогда как большинство присутствием в столице всяких, разных и со стороны сильно обеспокоено. Причем особо нервная реакция — на выходцев с Кавказа. А вот и самое интересное. “Почти девяносто процентов школьников, которые считают себя русскими, отвечая на известный тест Куна “Назовите пять раз, кто вы”, слово “русский” даже не произносят”, — отмечает “Российская газета”. Здесь мы сделаем небольшую паузу, чтоб, повернувшись лицом к Армении, сказать несколько слов о том же. Автор, если по правде, ни с Куном, ни с его знаменитым тестом не знаком, но уверен: спросите армянина хоть двадцать пять раз подряд “кто ты?”, и он ровно двадцать пять раз ответит: “Армянин!” При том что почти ко всем другим национальностям он относится хорошо, а к русским в особенности. Правда, это чувство антикавказщина уже замутила, но видит Бог, а вместе с ним и Кун, что меньше всего в этом виноваты армяне. Сколько и в каком ассортименте съедает за год ереванец, отечественная статистика не сообщает, но если судить по переполненности ереванских кафе и ресторанов, московский норматив на среднюю душу населения может быть выполнен и нами. Что такое восемьдесят пять килограммов мяса и двадцать кило рыбы в год для ереванца? Про овощи и фрукты я даже не говорю. Но вот какая странность. Едим мы, получается, не меньше среднестатистического москвича, но в чисто физическом росте почему-то запаздываем. Почему у одних от вкусной и здоровой пищи “удлиняются ноги, увеличивается размер стопы, шире становятся плечи и даже видоизменяется череп” (надо полагать, в сторону привлекательности), а у других ничего такого не видно или просматривается с трудом? Тоже вопрос… По личным наблюдениям автора ереванцы в отличие от москвичей меньше жалуются на депрессию. Причина, как можно предположить, не только в значительном перевесе ясных дней в Ереване над хмурыми в Москве, но и в возможности сбрасывать накопившийся негатив на демонстрациях и митингах. Правда, проход части легковоспламеняющегося населения по улицам столицы еще не увеселительная прогулка, но уже и не проход под “По долинам и по взгорьям…”, от которого дрожит земля. А тут еще неунывный наш Тер-Петросян Левон Акопович выступил на одной из посленовогодних встреч, призвал чаще улыбаться, жить весело, расслабиться, не грузить себя сверх меры и верить в неизбежную победу светлых сил над темными. Иначе говоря, с подлой властью предложил бороться в облегченном режиме, не торопясь, без четких ориентиров во времени и конечных результатов по существу, что (а это вам подтвердит любой психотерапевт) есть самое эффективное средство для снятия всяческих депрессий, особенно если на чистом воздухе. Есть еще одна тема, к которой, с одной стороны, можно не подступаться, ну а с другой — почему бы и нет? По показаниям социологического опроса особо бурным интимом москвичи похвастаться не могут: средний женатый мужчина занимается сексом не чаще 2,6 раза в неделю, и это еще хорошо, потому что остальные россияне — всего 2,3 раза. Как с этим делом в Ереване, автор, увы, не знает, но то, что за пределами родного отечества аналогичный коэффициент у армянских мужчин легко обгоняет жалкие 2,6 раза, — это исторически сложившаяся реальность. Было бы неправильно думать, что стремление москвичек свататься с иностранцами объясняется только этим, ведь в рейтинге женихов первыми идут все-таки британцы, немцы, американцы, израильтяне и, что очень любопытно, турки. Если же пройтись по ведомству СНГ, то расклад таков: Украина, Молдавия, Узбекистан и только потом Армения и Азербайджан. В результате каждая появившаяся в 2009 году в Москве седьмая семья была интернациональной. Как с этим во Франции, Италии и уместившемся на их стыке Монако, сказать трудно. Потому что семьи там делятся не на интер- или мононациональные, а на счастливые или несчастливые, и цвет кожи здесь абсолютно ни при чем.