Согласие Баку предоставить НКР “промежуточный статус” исключает возобновление войны

Архив 201114/07/2011

Вчера в процессе урегулирования застарелой карабахской проблемы произошла очень существенная подвижка. Как заявил завотделом общественно-политических вопросов администрации президента Азербайджана Али Гасанов, Баку дает согласие на “предоставление промежуточного статуса Нагорному Карабаху”.

О том, что в ходе переговоров происходит что-то важное, можно было судить и по словам выступившего накануне президента Ильхама Алиева. Не станем цитировать азербайджанского лидера полностью, тем более что его речь на заседании правительства, по-обыкновению, изобилует всяческим хвастовством и шапкозакидательством. Отметим главное — Алиев сказал, что наступил момент изменения сложившегося статус-кво, и это “обязательно обеспечит освобождение азербайджанских земель от оккупации”. Конечно же, речь идет о землях вне пределов собственно Карабаха в его границах 1988 года. Признание Али Гасанова расставило все точки над i. Впрочем, если для них это большое откровение, то для нас, и тем более для миротворцев, ничего особенного в данном заявлении нет. Ведь именно об этом говорится в Мадридских принципах, и именно против этого всегда выступал Баку, поскольку одновременно должен был со своей стороны признать переходный статус и неизбежность проведения в будущем референдума о будущем края. А референдума на Апшероне боятся как огня — потому что его результаты, юридически обязательные к исполнению, известны заранее.
Очень любопытны в этой связи опубликованные “Независимой газетой” результаты опроса азербайджанских экспертов. В связи с последними тенденциями и письмом президента России Медведева они полагают, что “вместо того чтобы умерить территориальные аппетиты Армении, на Смоленской площади (российский МИД — ред.) решили, что консолидированными усилиями Москвы, Парижа и Вашингтона удастся заманить Азербайджан в ловушку, заложив в предлагаемом документе основу будущего признания независимости Нагорного Карабаха. Баку с этим никогда не согласится. Взамен он предлагает достаточно приемлемые европейские варианты условия проживания армянскому нацменьшинству в составе Азербайджана”.
Как видим, эксперты оказались неправы — “ловушка” захлопнулась, Азербайджан вынужден дать согласие на промежуточный статус. А это, заметим, кроме прочего, предполагает, что положение НКР будет не ниже существующего (т.е. “де-факто независимость”), и более того — Арцах будет постепенно получать определенный уровень представительства в ряде международных структур: гуманитарных, спортивных и пр. Все это почти до запятой повторяет небезызвестный “косовский процесс”. То есть ситуация в одночасье изменилась кардинально, и изменилась не в пользу азербайджанской стороны. Самое же главное — существенно снизилась вероятность возобновления войны. Потому что воевать уже не с кем. Отныне речь идет не о “сепаратистах”, “бандитах” и т.п. штампах азербайджанского агитпропа, а о населении края, имеющего международно признанный (в том числе и самим Азербайджаном) статус.
Впрочем, для азербайджанской стороны открыто признать все это очень и очень трудно. Ведь, если говорить прямо, речь идет не более не менее, как о “крахе национальной идеи”. Придется объяснять, кому тогда были нужны многомиллиардные военные затраты, кто ответит за гибель сотен солдат и десятков мирных людей на линии противостояния из-за того, что бакинские вожди страдали все это время милитаристской паранойей и устраивали кровопролитные провокации. Наконец, придется распрощаться с “образом врага-армянина”, теперь он не враг вовсе, а благопристойный гражданин, с которым надо обращаться очень и очень бережно.
Все это вовсе не наши домыслы. Глава азербайджанского МИД Эльмар Мамедъяров дал интервью агентству “Интерфакс”, в котором сам обо всем этом сказал. Он, разумеется, сказал очень витиевато, с оглядкой на пропагандистские клише 20-летней “свежести”. Но тем не менее. Референдума не избежать, согласие на него дано, никуда не денешься, поэтому “я полагаю, — говорит Мамедъяров, — что карабахские армяне проголосуют за свое сохранение в составе Азербайджана. Мы согласны на самую широкую автономию, которая только возможна. Нам надо будет работать в этом направлении, надо будет представить множество аргументов, фактов и бенефитов (привилегий — ред.), чтобы объяснить, что жизнь в Азербайджане может быть лучше с учетом экономического развития страны. Мы сумеем представить все необходимые аргументы для азербайджанских граждан Нагорного Карабаха армянской национальности того, что им интереснее и важней жить в Азербайджане как процветающем государстве”.
А вот это правильно. В ходе войны Азербайджан нанес Карабаху и его гражданам такой гигантский ущерб, что самое время подумать о компенсациях. В конце концов, побежденная сторона обязана платить контрибуцию. Но если Мамедъяров считает, что таким образом можно склонить карабахцев к пребыванию в составе Азербайджана… Что ж, пусть. Мечтать и строить воздушные замки никому не возбраняется. Долгие годы они только этим и занимаются. Теперь эти мечты начинают лопаться. Понимаем, что для полного прозрения нужно время, и как раз это время предоставляется “переходным периодом”.
Энтузиазм азербайджанского министра заходит столь далеко, что он предлагает “уже завтра” приступить к разработке окончательного мирного договора: “считаю, что определенный прогресс достигнут, и мы можем спокойно выходить на мирное соглашение”. А вот тут согласиться с министром нельзя. Сперва — “аргументы, факты и бенефиты” для карабахцев, сам же обещал. В конце концов ни Баку, ни Ереван не могут решать за народ НКР. Мирное соглашение, г-н Мамедъяров, сложится лишь тогда, когда карабахцы убедятся, что в реальности могут самостоятельно определить свою судьбу. Докажите, что по политической культуре вы не хуже, скажем, Судана, который ведь нашел в себе силы смириться с неизбежностью и первым признал независимость своего христианского региона. Вот тогда-то и наступит настоящий мир.