Соединенные Штаты Грузии?

Архив 201023/02/2010

Обсуждаемая в Тбилиси реформа административно-территориального деления страны вызывает у армян
Джавахетии больше опасений, чем надежд

В Грузии продолжается работа над конституционной реформой. Предполагается, что поправки к основному закону будут вынесены на референдум уже в этом году. На днях в конституционную комиссию поступило предложение, согласно которому за основу административно-территориального деления должна быть взята модель США и Грузия будет разделена на штаты. Эта весть вызвала особый интерес у армян Джавахка, которые не удовлетворены нынешней системой местного самоуправления. Но предстоящая реформа порождает у наших грузинских соотечественников больше опасений, чем надежд. Горький опыт свидетельствует о том, что изменения чаще бывают к худшему.

Инициатива разделения страны на штаты принадлежит влиятельной неправительственной организации “Институт свободы”, которая тесно связана с правящей партией “Единое национальное движение”. “Институт Свободы” часто называют штаб-квартирой “революции роз”, ее колыбелью. Эта организация была кузницей подготовки политических кадров. Было время, когда правительство Грузии почти на треть состояло из бывших сотрудников “Института свободы”. И по сей день ее воздействие на курс администрации Михаила Саакашвили остается весьма существенным. Все это я пишу к тому, чтоб читатель убедился в серьезности предложенной на рассмотрение идеи, которую не следует воспринимать как частную инициативу. Уместно предположить, что пакет конституционных поправок, внесенный на рассмотрение “Институтом свободы”, был согласован с высшим политическим руководством страны задолго до того, как поступил в комиссию по реформе основного закона. Если бы предложения противоречили взглядам президента или его покровителей, пакет до комиссии просто не дошел бы. В то же время следует также учесть, что авторы инициативы открыто спонсируются американским правительством и Фондом Джорджа Сороса. Так что не исключено, что идея подана заокеанскими консультантами, которых Саакашвили привык слушаться.
Теперь по существу о самой идее. Витает она давно. Возможно, если бы ее поддержали лет десять назад, Грузия не потеряла бы Абхазию и Южную Осетию. Еще в середине 90-х годов политические эксперты начали обсуждать целесообразность введения в Грузии такой модели административно-территориального устройства, которая наделила бы регионы страны разноуровневой самостоятельностью. И касаться это должно было не только бывших автономий, но и других регионов с компактным этническим населением. Реализация этого замысла пресекла бы сепаратистские настроения в армянонаселенном Джавахке и азербайджанонаселенном Квемо-Картли. Сейчас пока трудно понять, является ли идея разделения Грузии на штаты попыткой реанимировать ту самую почти забытую схему, которую обсуждали при первом сроке правления Эдуарда Шеварднадзе. Казалось бы, поезд давно ушел — Абхазию с Осетией конституционной реформой уже не вернешь. Но руководители “Института свободы”, как это ни удивительно, искренне верят в то, что инициированные ими преобразования приведут к “восстановлению территориальной целостности” страны. Согласно предложенному проекту мятежные автономии, признанные Россией суверенными государствами, должны стать полноправными субъектами “Соединенных Штатов Грузии”.
Для нас важнее всего понять, какие изменения произойдут в Джавахке, если инициатива действительно удостоится одобрения. Отношение армян к предложенной административно-территориальной реформе будет зависеть от того, сколько будет штатов, по какому принципу они будут формироваться и каков будет уровень их самостоятельности. Наши грузинские соотечественники давно поднимают вопрос о том, что нынешняя структура местного самоуправления, мягко говоря, небезупречна. Но в то же время они опасаются, что будущая модель окажется еще хуже, чем теперешняя. Те же смешанные чувства были у наших соотечественников и в начале 90-х, когда районы решили объединить в области. Тогдашние правители сделали все для того, чтоб армянонаселенные районы растворились, будучи поделенными между несколькими областями. (Эта схема в свое время была реализована азербайджанскими властями при формировании Нагорно-Карабахской автономной области. Армянский Шаумяновский район и Геташенский регион не вошли в НКАО, в то время как экономически не связанные с нагорной частью Карабаха азербайджанские селения были включены в состав области.) Гамсахурдиа вопреки логике не выделил Джавахк в отдельную область. А в результате присоединения к Джавахку региона Самцхе армяне в области оказались в меньшинстве. Столицей Самцхе-Джавахетии стал, конечно же, не армянонаселенный Ахалкалаки, а Ахалцихе, где армян уже меньше половины. В то же время армянонаселенный район Цалка и армянские села Марнеульского района отошли к области Квемо-Картли, где нашим соотечественникам, мягко говоря, неуютно, так как большинство населения там составляют азербайджанцы.
Деление на штаты можно будет приветствовать, если Джавахк, Цалка и армянские села Марнеули войдут в один штат. Но ведь не исключена ситуация, при которой граница штатов будет проведена так, что в результате разделенным окажется и сам Джавахк. Такая перспектива выглядит маловероятной, но джавахкцы, обжегшиеся на молоке, привыкли уже дуть и на воду. Слишком уж много на их глазах произошло “реформ”, единственным результатом которых стало ограничение армянского фактора. Наглядный пример — ситуация в Цалкском районе, где вследствие массового заселения сванов и аджарцев демографическая структура меняется небывалыми темпами. До недавних пор наши соотечественники там составляли 55 процентов населения. Сейчас их куда меньше. Хотя армяне пока еще остаются крупнейшей этнической общиной района, на последних выборах в парламент власть выдвинула от Цалки почему-то грузина, который, пользуясь административным ресурсом, легко опередил своих соперников-армян. Причем мажоритарий Михаил Цкитишвили главной своей миссией на посту депутата считает лоббирование интересов экологических мигрантов, переселенных в Цалку из пострадавших от оползней сел Аджарии и Сванетии. То есть получается, что задача депутата в корне противоречит интересам его армянских избирателей, составляющих 40 процентов электората. И как вообще прикажете комментировать тот факт, что по сравнению с прошлым составом парламента число депутатов-армян сократилось почти вдове? Лишившиеся мандатов двое армян получили от президента Саакашвили щедрую компенсацию — Гамлет Мовсесян был награжден орденом Чести, а Ван Байбурт получил титул советника по вопросам межнациональных отношений. Но что с того армянской общине?..
Сама идея федерализации Грузии выглядит, конечно же, привлекательно. Она предполагает формирование двухпалатного парламента. Без одобрения сената, представляющего интересы регионов, законы, принятые нижней палатой, не будут вступать в силу. Это усилит роль окраин и активизирует их участие в политической жизни и государственном управлении. Но вопрос опять же в том, каким будет штат. Предполагается, что каждый субъект в сенате будет представлен тремя депутатами. Если штатами станут нынешние области, то Самцхе-Джавахетию в верхней палате парламента будут представлять два грузина и один армянин. Это значит, что джавахкские армяне не обретут реальных механизмов воздействия на принимаемые решения. Важно также понять, будет ли сенатор избираемым, как в США, или назначаемым, как в России. Ясно, что если будет выбран второй вариант, состоящее из грузин областное руководство направит в сенат удобного им армянина, который будет отстаивать интересы не своих соотечественников, а тех, кто его туда делегировал. Именно так и происходит с депутатами нынешнего однопалатного парламента, где законодатели, избранные по пропорциональной системе, куда менее самостоятельны, чем мажоритарники.

Совершенно очевидно, что вопреки декларированным ценностям руководство Грузии уже не первый год целенаправленно ограничивает участие компактно проживающих этнических меньшинств в государственном управлении, лишая их действенных механизмов воздействия на власть. На этом фоне любая реформа вызывает у джавахкцев нервозность и раздражение. Объяснение этому даст любой психолог — так проявляется инстинкт самосохранения.