“Сноуден располагает сверхсекретными схемами”

Архив 201316/07/2013

Погоня за “призраком” не должна затмить суть разоблачений

Чем больше погоня за “призраком аэропорта Шереметьево” походит на цирк, тем меньше люди будут дискутировать о бесконтрольном аппарате безопасности и сотрудничестве крупных IT-компаний с Агентством нацбезопасности США (АНБ), предостерегают мировые СМИ, описывая встречу разоблачителя с правозащитниками.

Много дней подряд журналисты охотились за призраком Сноудена по всему аэропорту Шереметьево. Некоторые обосновались в ресторане Burger King, пристально наблюдая, кто покупает гамбургеры. Другие дошли до того, что покупали билеты на Кубу в надежде взять у Сноудена интервью в полете, передает американское издание Foreign Policy. Наконец, 12 июля Сноуден решил появиться на публике. Он пригласил на встречу российских правозащитников и юристов. За несколько минут до назначенного времени в терминале F появился молодой человек в темно-синем костюме. На листке бумаги в его руках была надпись “G-9”. “Судя по всему, “G-9” ничего не значило. Активисты и юристы последовали за молодым человеком, словно группа туристов или детсадовцев, отважно пробираясь сквозь толпы репортеров. Это была абсолютно сюрреалистическая картина”.
“Сноуден выглядел бледным и переживающим за свою безопасность, — рассказал изданию Сергей Никитин, руководитель московского отделения Amnesty International. — Он не хотел, чтобы мы его фотографировали. Но мне не кажется, что он находится под давлением разведслужб”. Главной новостью стало то, что Сноуден заявил о намерении просить у России “временное политическое убежище”. Как можно расценить “вынужденную” просьбу разоблачителя АНБ Сноудена о предоставлении временного политического убежища в России? — задается вопросом The Guardian. Легко восхищаться Сноуденом за то, что он разоблачил, нетрудно и посочувствовать ему в сложной ситуации, в которой он оказался после того, как сделал разоблачения и пожелал избежать десятилетий за решеткой, размышляет автор статьи. Тем не менее отметить путинскую Россию, как это сделал Сноуден, в числе небольшого списка стран, “первыми выступивших против нарушений прав человека, значит проявить опасный моральный релятивизм”. Сумятица вокруг встречи Сноудена с российскими правозащитниками очень выгодна Обаме, считает New Republic. “Чем больше история со Сноуденом походит на цирк или фильм в жанре боевика, тем меньше внимания люди будут обращать на информацию, которую разгласил Сноуден, и участвовать в “диалоге” о бесконтрольном аппарате безопасности”. Никто не обсуждает заявление Сноудена, что Microsoft активно сотрудничает с АНБ, зато все толкуют, что Сноуден “предпочел” просить убежища в России, Венесуэле и Эквадоре, попирающих свободу слова. Но не учитывается, что США сами толкнули Сноудена к этому шагу, оказав на остальные страны “невероятное и неподобающее давление”. Сославшись на документы, оглашенные Сноуденом, российские парламентарии призвали обязать глобальные интернет-компании более четко соблюдать законы РФ о хранении персональных данных, пишет The New York Times. Однако правозащитники полагают: эти законы откроют российским правоохранительным органам доступ с черного хода к сервисам типа Gmail. “…У Сноудена имеется достаточно информации, чтобы всего за одну минуту навредить американскому правительству сильнее, чем смог бы любой другой человек за всю историю США”, — заявил в интервью аргентинской газете La Nacion журналист Гленн Гринуолд, автор статей на базе документов, предоставленных Сноуденом. По его словам, бывший сотрудник ЦРУ располагает сверхсекретными схемами и имеет “буквально тысячи документов”, которые представляют собой настоящее “учебное пособие по устройству АНБ”. А пока разоблачитель ожидает ответа России на его последнюю просьбу о предоставлении временного убежища, Вашингтон в свою очередь уже обвинил Москву в предоставлении Сноудену “трибуны для пропаганды”.