Сможет ли Алиев прибрать к рукам главную газовую артерию Армении?

Архив 201015/07/2010

Азербайджан хочет приобрести акции грузинского участка транскавказского газопровода
Завтра парламент Грузии в третьем чтении рассмотрит законопроект, допускающий продажу иностранным компаниям газопровода, по которому Армения получает российский газ. Нет сомнений в том, что документ будет принят. Это значит, что грузинский участок транскавказского газопровода со временем может оказаться под контролем иного государства.

Примечательно, что среди потенциальных претендентов на роль будущего акционера упоминается Государственная нефтяная корпорация Азербайджана (ГНКАР). Должно ли это волновать нас?
В бакинской прессе уже появились публикации, подтверждающие, что, если акции газопровода действительно будут вынесены на продажу, ГНКАР примет участие в аукционе. Уместно предположить, что мотивация у Азербайджана будет не только коммерческая, но и политическая. Ведь контроль над столь важным стратегическим объектом может стать механизмом давления на Армению. У нас нет иных способов получения российского газа. При этом газопровод Иран — Армения до сих пор не функционирует. Так что перспектива перехода единственной газовой артерии под контроль столь недружественной для нас страны, как Азербайджан, никак не соответствует нашим интересам. Между тем в Баку заявляют, что если ГНКАР сумеет обрести контроль над газовой трубой, Армении это не будет грозить энергетической изоляцией. “Зачем армянам бояться? Ведь если Азербайджан купит этот газопровод и закроет подачу по нему газа, это принесет ГНКАР убытки. Ни для чего другого, кроме поставок российского газа в Армению, газопровод не годится”, — утверждает президент центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхам Шабан.
И тем не менее лишь самые наивные люди могут поверить в то, что Азербайджан не воспользуется возможностью манипулировать контролем над газопроводом, если такие механизмы у него будут. Но правительство Грузии утверждает, что не позволит будущим акционерам распоряжаться “правом вентиля”. Государство намерено сохранить за собой контрольный пакет акций газопровода. Премьер-министр Николоз Гилаури заявил, что на лондонской бирже будет размещено не больше 15 процентов акций. Однако оппозиция в это не верит, поскольку власти не согласились прописать в законе недопустимость полной продажи объекта. Специалисты тоже полагают, что газопровод может быть привлекательным для внешнего инвестора лишь в случае, если он будет иметь реальный контроль над ним. Газопровод нуждается в серьезном ремонте. Из-за оползней и дождей аварии на нем становятся недопустимо частыми. Эксперты считают, что вкладывать деньги в ремонт при доле менее 50 процентов акций невыгодно. Поэтому, по мнению оппозиционеров, продажа всей трубы лишь вопрос времени.
Руководство Армении не видит особых угроз в том, что грузинский участок магистрального газопровода будет продан. “Правительство этим фактом не обеспокоено. Если часть газопровода будет выставлена на продажу, для нашей страны это не создаст чрезвычайную ситуацию”, — заявил вчера министр энергетики и природных ресурсов Армен Мовсисян. Администрация “АрмРосгазпрома” тоже заверяет в том, что приватизация газопровода не может повлиять на доставку газа в Армению. Быть может, такая уверенность связана с тем, что в правительстве и в “АрмРосгазпроме” не верят в возможность приобретения газопровода азербайджанцами? Главным претендентом на акции считается российский “Газпром”, который проявляет интерес к грузинскому участку трубы аж с 2006 года. Грузины меньше всего хотят, чтобы их газопровод достался русским. Для них это вопрос принципа. В парламенте даже обсуждался вопрос о том, чтобы официально запретить продажу акций газопровода российским компаниям. Но подобное дискриминационное решение не поймут в мире. Оптимальной выглядела бы схема, при которой стороной сделки выступит “АрмРосгазпром”. Это позволит грузинам сохранить лицо, так как компания эта не российская, а армянская. В то же время Москва в этом случае будет полностью удовлетворена, так как имеет в компании “АрмРосгазпром” значительную долю и способна влиять на формирование ее политики. Руководство Грузии осознает, что из всех потенциальных партнеров именно армяне кровно заинтересованы в максимально эффективном функционировании газопровода. Мотивация же действий всех остальных претендентов может быть иной. Тбилисские правители понимают, что если акционерами газопровода станут армяне, они позаботятся о том, чтобы объект работал безупречно, принося при этом стабильную прибыль грузинской казне. Так что лучшего партнера, чем “АрмРосгазпром”, грузинам не найти.
Азербайджанская ГНКАР в этом плане — худший вариант не только для Армении, но и для самих грузин, которых уже начинает беспокоить чрезмерное экономическое присутствие Азербайджана. Ильхам Алиев стремится прибрать к рукам наиболее значимые стратегические объекты Грузии. Но ему это не всегда удается. Алиеву, в частности, не позволили купить батумский порт, что его очень опечалило. В Грузии действует мощное азербайджанское нефтегазовое лобби, которое возглавляет фактический лидер христианско-демократической партии Георгий Чантурия. До недавних пор он жил в Баку и работал советником президента ГНКАР. Чантурия курировал вопросы, связанные с азербайджанскими проектами на территории Грузии, лоббируя интересы официального Баку и алиевского клана. Сейчас он занят тем же уже в Тбилиси. Главный христианократ Грузии координирует семейный бизнес президента Азербайджана. Он, в частности, “крышует” сеть автозаправочных станций “Socar”, принадлежащую супруге Ильхама Алиева. С его помощью ГНКАР собирается купить болнисский футбольный клуб “Сиони”.

В последнее время в вопросах, касающихся транспортировки энергоносителей, между Тбилиси и Баку все чаще возникают разногласия и даже споры. По сведениям газеты Georgia Times, сейчас в двусторонних отношениях назревает напряженность из-за вопроса тарифов на транзит газа. На эту тему в Тбилиси, вероятно, состоятся специальные парламентские слушания, на которые будут приглашены представители ГНКАР. Грузию не устраивает то, что Азербайджан платит ей за транзит своего газа намного меньше, чем Россия. Когда устанавливались тарифы, мировые цены на нефть были вдвое ниже нынешних, а стоимость газа в регионе с тех пор возросла раза в четыре. “Азербайджан достаточно эгоистично относится к проблемам Грузии в сфере энергоснабжения и поставок газа”, — отмечает Georgia Times. Грузины считают, что вправе требовать пересмотра тарифов, на что в Баку никак не соглашаются. Не исключено, что официальный Тбилиси позволит себе в отношении Азербайджана резкие шаги. “Такие шаги приведут к усилению противоречий между Грузией и Азербайджаном”, — пишет газета. На этом фоне перспектива продажи акций газопровода Азербайджану для грузин не выглядит особо привлекательной.