Смерти “незнакомца” Айрикяна эпосовед не мог желать в здравом уме

Архив 201321/09/2013

Суд по нашумевшему делу о покушении на экс-кандидата в президенты Паруйра Айрикяна приблизился к концу. Уже в понедельник будет оглашен приговор. А пока на предфинальном заседании с последним словом выступил главный подозреваемый в этом преступлении Вардан Седракян. 

Для начала эпосовед напомнил, что уже семь месяцев находится в заключении в “подвалах КГБ” ( а точнее, он содержится в изоляторе “Ереван-Кентрона”). Затем обвиняемый обратил внимание общественности на то, что ему не дали ни одного свидания с родными. Далее он провел “умозрительную” параллель: родные водителя “КамАЗа”, ставшего причиной гибели 18 человек в Москве, проводят пикеты у российского посольства и жалуются, что несчастного держат взаперти, тогда как ему-невинному не разрешают даже по телефону поговорить с женой.  Впрочем, после этого “лирического отступления” он уж заговорил, собственно, по делу. Сообщил, что не имел личных контактов с Паруйром Айрикяном и резюмировал: не будучи знакомым с “объектом”, организовать убийство того возьмется разве что недееспособный человек. А как известно, недееспособных у нас не судят.  Более того, по утверждению эпосоведа, против него нет ни единого “прямого” показания. При этом Седракян “помянул” известные репрессивные 30-е годы: “даже тогда, чтобы обвинить человека в покушении на убийство, нужны были показания хотя бы одного человека”. В его же случае “не нашлось ни единой души, которая показала бы, что Седракян желал убить Айрикяна”. В заключение подсудимый заявил, что затребованный прокурором срок в 12 лет заключения — апогей несправедливости, и он требует полного своего оправдания. Двое же других подсудимых — Хачатур Погосян и Самвел Арутюнян — в последнем слове признали себя виновными. Однако лишь только в том, что “пальнули” в Айрикяна для острастки — чтобы напугать. Намерения убивать кандидата в президенты у них и в помине не было…